Саппорть dev.by 🤍

Анклав свободы. Как ИТ-компании (не) нарушают права человека

Может ли бизнес соблюдать права человека в условиях автократии? Как должен поступить работник, если его вынуждают выполнить явно незаконный приказ?

Эти и другие вопросы мы задали Катерине Декайло, экспертке в сфере бизнеса и прав человека Белорусского Хельсинкского Комитета. 

6 комментариев

Может ли бизнес соблюдать права человека в условиях автократии? Как должен поступить работник, если его вынуждают выполнить явно незаконный приказ?

Эти и другие вопросы мы задали Катерине Декайло, экспертке в сфере бизнеса и прав человека Белорусского Хельсинкского Комитета. 

Содержание

Как проблемы государства прорастают в ИТ-компании

— Идеальной ситуации нет ни в одной компании. Как нет ни одного государства, которое бы не нарушало права человека, — считает  Катерина. — Однако в этом плане ИТ-сектор всё же выделяется. 

К примеру, в 2008 году проводился подготовительный ресёрч к документу, который сегодня закрепляет признанный стандарт в сфере бизнеса и прав человека  — «Руководящие принципы предпринимательской деятельности в аспекте прав человека» ООН. Выборка была среди компаний всех регионов. И оказалось, что в глобальном срезе среди ИТ- и телекоммуникационных компаний права человека нарушают лишь 5% компаний. А, например, в добывающей промышленности — 28%. Это прослеживается и на глобальном и на локальном, беларуском уровне.

Есть ли примеры идеальной ситуации с соблюдением прав в международных или беларуских компаниях?

Идеальных примеров нет. Мы видим, что происходит в том же Twitter после смены собственника.

Есть ряд международных индексов, которые частично отражают ситуацию с бизнесом и правами человека. Например, международная НГО Access Now делает Transparency Reporting Index — индекс, который показывает, насколько прозрачна твоя отчётность. В пятёрке лидеров Google, CyberGhost, Twitter, Kakao и Dropbox.

Ещё есть Reptrak, который ежегодно составляет рейтинг 100 компаний с лучшей репутацией, оценивая, в том числе, ESG-показатели, условия для работников, продукты и услуги и др. За 2020-й год в десятку лидеров попали Paypal и Intel. А вот Microsoft, например, в 2019-м был на 5-м месте, а в 2022-м — уже на 17-м. И Google сейчас — на 42-м.

И третий индекс — от общественной инициативы KnowTheChain, которая анализирует условия для работников, в том числе в цепях поставок компании. У них есть отдельный отчёт по информационно-телекоммуникационному сектору за 2022 год. На первом месте очутилась компания Hewlett Packard (она набрала 63 балла из 100), затем идут Intel (60 из 100), Cisco (55 из 100), Apple (52 из 100) и Amazon (41 из 100). 

Но любые индексы нужно воспринимать с определенной долей условности. Потому что все эти факторы — прозрачность отчётов, политики об условиях труда и др., которые затрагивают сферу прав человека — лишь то, что ты можешь проверить формально. Важно всегда получать информацию и от клиентов, и от самих работников, а также изучать методологию конкретного индекса. 

Что касается Беларуси, то в 2018–2019 годах мы с коллегами делали своё междисциплинарное академическое исследование на тему бизнеса и прав человека. Мы провели опрос среди пяти компаний из разных сфер, в том числе и из ИТ. Заходили через HR-менеджеров с опросником по корпоративной культуре, потому что на «опросники по правам человека» вообще бы никто не ответил. Но мы внедрили в них вопросы, которые прямо или косвенно касались правочеловечной сферы в компании. И снова наблюдался большой разрыв между ИТ и, допустим, промышленным производством.

Чуть позже, когда мы уже готовили с Беларусским Хельсинкским Комитетом гайд по бизнесу и правам человека для Беларуси (в том числе в консультациях с бизнесом и другими стейкхолдерам), то сталкивались с интересными ситуациями.

Например, один беларуский собственник достаточно большой ИТ-компании говорил: «Не-е, вы что, с правами человека мы не работаем. Но у нас есть, конечно, политики безопасности, персональных данных». То есть, он не связывал, что это тоже права человека. И это, в общем-то, не совсем его вина. Просто в нашем обществе права человека очень сильно политизированы, даже разговор на эту тему ассоциируется с проблемами. 

Беларуские компании всё равно — часть беларуского контекста с его культурой и спецификой, в том числе с невысоким уровнем правовой грамотности людей. 

Может ли компания быть анклавом свободы в авторитарной стране?

Это центральный вопрос в рамках бизнеса и прав человека. 

Компания должна — вне зависимости от законодательства государства пребывания и его отношения к своим обязательствам — закладывать в свои политики стандарты существующих прав человека. 

Например, если мы говорим о беларуском государстве, то оно десятилетиями не соблюдает рекомендации международных органов. Существует большая проблема с трудовыми правами, правами профсоюзов и антидискриминационным законодательством. В таких условиях компания может быть последней надеждой для человека, чтобы он был защищён хотя бы на своём рабочем месте. 

Да, одна компания не может полностью изменить политику государства. Но одна компания может изменить собственную политику и хотя бы обеспечить человеческое отношение своим сотрудникам.

При этом в авторитарных режимах компании могут подвергнуться преследованию за любые внешние проявления лояльности правам человека. Но даже в таком случае государство вряд ли будет лезть во внутреннюю политику относительно мультикультурализма, уважения сексуальных меньшинств и вообще политики zero discrimination.

Какие права сотрудников нарушает «приглашение» побеседовать про донаты

Какие права человека нарушаются в ситуации, когда компания предлагает своим сотрудникам-айтишникам побеседовать с силовиками о донатах?

Здесь нарушается:

  • запрет на вмешательство в личную жизнь. Донаты производились из личных средств, никак не были связаны с рабочими задачами и не могли помешать их выполнению. 
  • Право на свободу выражения мнения. Донаты и любая благотворительность — это, в том числе, проявление определённой позиции. Особенно учитывая, что фонды собирали деньги на помощь пострадавшим от политических репрессий. Кроме того, нарушением свободы выражения мнения и запрета на вмешательство в личную жизнь является и «обратная сторона медали». То есть, принуждение к донатам «куда государство укажет». Хотя по словам некоторых людей, проходивших эту «процедуру», их просили пожертвовать для детских домов и интернатов, даже благая цель не оправдывает нарушения прав тех, кого принуждают к такой «благотворительности».
  • Запрет дискриминации. В данном случае имеет место дискриминация по политическим убеждениям.
  • Право на благоприятные и справедливые условия труда. Это право означает не только обязанность работодателя обеспечить физическую безопасность на рабочем месте, но и здоровый психологический климат. Сам факт беседы «по поручению органов», списки, которые приходят в компанию, предложение побеседовать с представителями спецслужб, создают атмосферу, которую никак нельзя назвать благоприятной.

Важно помнить, что в отношениях «бизнес—работник» могут нарушаться не только трудовые права работника (как считают многие), но также и гражданские и политические. Особенно когда сам работодатель или государство через работодателя пытаются контролировать внерабочую активность человека. Вступая в трудовые отношения, работник не перестает быть человеком, с присущим ему от рождения набором гражданских и политических прав.

Стандарт бизнеса и прав человека имеет два измерения: 

  • что должно делать государство, чтобы бизнес не нарушал/максимально соблюдал права человека. То есть, государство не только не должно делать плохо, но и предпринимать все возможные меры, чтобы было максимально хорошо;
  • что должен делать сам бизнес, чтобы выявить и минимизировать риски нарушений им прав человека в своей коммерческой деятельности.

В нашем случае именно государство создает такую ситуацию, в которой преследуется любое легитимное действие несогласных с государственной политикой. В том числе через работодателя. 

Означает ли это, что в действиях самих ИT-компаний в таких условиях нет нарушений прав человека? Нет, не означает. Все действия работодателя, связанные с исполнением подобного требования даже в условиях авторитарного режима, также нарушают права человека. 

«Только удаление ФБ и отъезд». Facebook отказался удалять информацию о донатах
«Только удаление ФБ и отъезд». Facebook отказался удалять информацию о донатах
По теме
«Только удаление ФБ и отъезд». Facebook отказался удалять информацию о донатах

Что делать бизнесу

Что делать бизнесу в этих условиях,  чтобы хоть как-то оставаться в рамках международного стандарта? 

Основная обязанность бизнеса в данном случае — придерживаться принципа должной осмотрительности в сфере прав человека (human rights due diligence). То есть, бизнес должен оценивать возможные риски в сфере прав человека, которые возникают в связи с его коммерческой деятельностью, и предпринимать все возможные и доступные в конкретной ситуации меры, чтобы не допустить или минимизировать эти риски. 

Значение должной осмотрительности в сфере прав человека особенно возрастает при определении модели поведения в условиях авторитарных режимов — когда бизнес зачастую не может вовсе избежать нарушений прав человека, так как государство втягивает его в такую ситуацию. Беларусь — как раз такой случай.

Да, очевидно, что в нынешнем беларусском контексте отказ от выполнений требований силовиков чреват или «смертью» бизнеса и/или потерей свободы, ущербом для жизни и здоровья его собственников, руководителей либо рядовых сотрудников. Вместе с тем, даже в ситуации, когда вы не можете отказаться от исполнения требований госорганов, компании доступен ряд мер по минимизации ущерба от таких нарушений. 

В любой такой ситуации прежде всего для компании — как руководства, так и конкретных исполнителей таких поручений — важно понимать и осознавать, что сейчас своими действиями они нарушают права своего работника. 

Помимо этого важна честность и прозрачность в общении с работниками. Если вы не можете не нарушать права человека, важно публично (работникам, как минимум) озвучить, почему вы вынуждены сейчас это делать и кто этого требует. 

Дальнейшие меры по минимизации ущерба могут быть разными и зависеть от ситуации. Это может быть, в том числе, и внеплановая прямая финансовая поддержка, чтобы как-то возместить те же принудительные выплаты или просто моральный ущерб. Либо правовая поддержка (например, компания обеспечивает консультацию с юристами, как лучше себя вести во время такой беседы, что важно понять, узнать и т. д.).

Это может быть что-то иное — также в зависимости от объёма требований, спущенных сверху. Надо понимать, можно ли выполнить их частично. Если нет, то, по крайней мере, не стоит бросаться выполнять их с «комсомольским задором».

А есть примеры «комсомольского задора»?

Например, беларусская компания EffectiveSoft в декабре 2022 издала внутренний документ (приказ) «О недопустимости экстремистских, деструктивных и иных проявлений». Этот приказ нарушает право на невмешательство в личную жизнь, свободу выражения мнений, право на равное обращение (запрет дискриминации), право на справедливые и благоприятные условия труда. 

Некоторые работники, исходя из их комментариев dev.by, в целом считают это мерой защиты компании от государства. Такой приказ действительно мог бы быть «защитой» в случае, если бы, например, государство обязало все ИТ-компании издать подобные документы (что, очевидно, не так). В таком случае компания это делает,  чтобы не выделяться на общем фоне, честно сообщает работникам причину и обстоятельства его издания и, конечно, не отслеживает его исполнение. 

Здесь важно уточнить, в чём разница между этим запретом и (в случае с западными компаниями) политкорректностью. Условно, в чём разница между EffectiveSoft, издавшим этот приказ, и Google, который запретил политические дебаты на рабочем месте?

Если мы посмотрим на приказ EffectiveSoft, то увидим, что, во-первых, объём перечисленных в нём запретов в принципе чрезмерно широк. Этот приказ вмешивается в гражданские и политические права работников.

Во-вторых, в приказе EffectiveSoft есть ряд действий, не связанных с рабочей активностью. Например, что такое «запрещено приносить „печатную продукцию и материалы с атрибутикой экстремистской направленности“»? А если я принесла бчб-брелок, как это помешает моим рабочим функциям? Это мои личные вещи, и работодатель в них вмешиваться не вправе.

В-третьих, мы видим, что компания объективно транслирует нарратив государственной пропаганды. Всё это — про разжигание розни, экстремистскую направленность — что закреплено в современном законодательстве, с точки зрения международного права нелегитимно. Это манипуляция правовыми смыслами.

В то же время — что запретил Google? В политике компании прописано, что, «делиться идеями и информацией с коллегами — это значит выстраивать отношения в офисе, а спорить о политике — нет». Google не запрещает делиться идеями, но запрещает вести споры о политике. Причём в английской версии это звучит как «raging debate», что можно перевести как бурные, очень эмоциональные споры. Это очень узкий запрет, и он не запрещает вам в принципе высказываться.

Хотя с юридической точки зрения у меня есть вопросы и к этому положению. Положение не конкретное, и здесь опасность — кто будет определять, когда разговор о политике — это «делиться идеями», а когда спор становится «бурным»? Например, когда мы повысим тон? И кто будет за этим следить? Но в целом разница между приказами EffectiveSoft и Google очевидна. 

Допустим, компания издала приказ, провела беседу о донатах — это как-то отразится на бизнесе?

Тут можно говорить в двух измерениях: что есть сейчас и что можно ожидать в будущем.

Сейчас состояние турбулентности продолжается. Каждый человек переживает его по-своему. Кто-то отсидел, у кого-то травма, у кого-то — проблемы со здоровьем. Многие люди боятся создать себе дополнительную неустойчивость, потеряв работу или же начав поиски новой, и поэтому не пойдут качать права к руководству и хлопать дверью.

У каждого свой порог. Для кого-то ситуация, когда тебя отправляют мягким голосочком в КГБ, уже недопустима, и этот сотрудник уволится. А кто-то останется. 

В большинстве случаев в краткосрочной перспективе ничего не изменится. Компания продолжит работу, и там останется достаточно большое количество людей. Но когда мы говорим об устойчивости любой конструкции, в том числе и бизнеса, то мы не можем мыслить лишь сегодняшним днём. 

То, что ты делаешь, отбивается на твоей долгосрочной стратегии. Все эти шлейфы, «кредитные истории», которые формируют себе компании сегодня, никуда не денутся. Они останутся и когда мы придём к тому, что сейчас называют «Новой Беларусью».

Можно ли в принципе отказаться от прав человека «на время», исключить их из соцпакета, пользуясь сложным положением на рынке? 

Действительно, некоторые считают, будто бы права человека — это такие атрибуты для «хороших времён». А мы тут выживаем, перебиваемся с хлеба на воду, поэтому, извините, нам не до прав человека.

Понять это можно. Но оправдать — вряд ли. Что значит «отказаться от прав человека»? Можно отказаться от структурной единицы, от каких-то вещей, которые требуют дополнительных расходов. Но ты не можешь отказаться от прав человека, если они изначально были в твоей компании. А если их и не было, то ты всё равно не можешь оправдывать «сложным периодом» неуважение человеческого достоинства. Потому что люди не перестают быть людьми. 

Что делать человеку

Можно ли приучать компании к соблюдению прав человека по «запросу снизу»? 

Даже в таком обществе, где, как в беларуском, не работает институт репутации и существует проблема со свободой СМИ, важно, чтобы люди понимали, что их права человека нарушаются, и не соглашались с этим.

Например, в случае с EffectiveSoft меня больше всего удивил следующий комментарий работника: «Я лично отношусь к этому, как к чему-то должному, что на рабочих процессах и настроении команды никак не отразится». Нельзя относиться к этому как должному. Даже если ты понимаешь, что ничего не можешь изменить. Даже если ты один/одна. Даже если все вокруг тебя говорят: «Ничего страшного». Но ты должен (а) понимать, что это не должное. 

Какие-то рычаги вообще остаются?

На фоне правового дефолта мы не можем пойти и оспорить издание незаконного приказа, который отражает нынешнюю госполитику, ни в суде, ни в независимом профсоюзе. Сегодня в нашей стране практически нет внешних (за пределами компании) инструментов призвания к ответу компании в такой ситуации.

Что касается внутренних, то тут многое зависит от компании. Есть ли в организации внутренняя система улаживания споров? Насколько она развита? Как в компании поставлена работа с персоналом, которую роль выполняет HR? Если система развита, то надо действовать по ней. Если нет, то можно поговорить с руководством, противостоять вмешательству в свои права, в том числе, гражданским неповиновением. 

Вы не обязаны выполнять незаконные приказы начальства. К примеру, вот этот приказ EffectiveSoft — незаконный, потому что он нарушает права человека и противоречит положениям даже нынешней Конституции и нынешнего Трудового кодекса.

Но тут мы возвращаемся к разговору о готовности людей сейчас вступать в лишние конфликты и противостояния.

Реальность такова, что когда все основные стейкхолдеры — и государство, и бизнес — не хотят выполнять свои обязательства по правам человека, ты остаёшься один на один с этими нарушениями. Вот почему так важно, чтобы хотя бы компания была последним островком свободы и уважения человека в авторитарном государстве. 

Опять же, что мы можем сделать? Мы можем хотя бы выпустить вот такое интервью на профильном ресурсе. В нынешних условиях важную роль играет именно просвещение и образование.

Как распознать компанию, у которой всё в порядке (или наоборот) с правами человека и сотрудника, уже на стадии собеседования или испытательного срока? 

Тут сразу несколько маркеров. Прежде всего, как проводят собеседование, какие вопросы тебе задают. Бичом беларуского найма на работу являются прямо дискриминирующие вопросы, например, «собираетесь ли вы замуж», «планируете ли рождение детей». 

На собеседовании не могут задавать вопросы, связанные с твоей личной жизнью, которые не касаются выполнения тобой рабочих функций. И никакие оправдания вроде «я должен знать, кого нанимаю», тут не работают.

Во-вторых, важно уточнять все детали. Читать контракт до того, как его подпишешь. Ознакомиться с политикой компании. Если она не в открытом доступе, то запросить доступ. 

К слову, а тотальный трекинг — это ок?

Нарушает ли права человека кейс с тотальным трекингом, видеонаблюдением в офисе, регламентированными отлучками в туалет? 

При найме на работу у человека возникают правоотношения по поводу выполнения им трудовых функций. Но это не нивелирует его права человека. 

В офисе, в рабочее время человек должен выполнять свои рабочие функции. Всё, что этому объективно мешает, работодатель вправе регулировать. Всё, что не мешает, работодатель регулировать не вправе. Любое ограничение прав человека должно быть объяснено и обосновано. 

Нельзя запрещать выходить в туалет «не вовремя» — это нарушает право на здоровье. По поводу камер и трекинга — с одной стороны, на работе у человека также сохраняется право на личную жизнь. С другой, рабочее место не является зоной приватности. Это не то пространство, куда нельзя вмешиваться. Поэтому программы на рабочем компьютере и видеокамеры над рабочим местом, в принципе, не являются нарушением. 

К примеру, в 2018 году Европейский суд по правам человека вынес решение, что скрытое видеонаблюдение за сотрудниками не может нарушать право на неприкосновенность частной жизни. Но там была специфическая ситуация, когда работодатель установил скрытые камеры в сети супермаркетов, чтобы выявить возможное хищение товара своими сотрудниками. 

Но работодатель не вправе следить за работником во время его законного перерыва, в местах для досуга и отдыха. Здесь уже работает твоё право на невмешательство в личную жизнь. 

Условие для любых ограничений прав человека — это обоснованность (то есть, должна быть законная и адекватная цель: безопасность, здоровье других работников и клиентов и т. д.) и соразмерность (то есть, нужно обосновать, что именно такая мера помогает достичь законной цели, ради которой ты ограничиваешь права). Работникам должно быть объяснено, насколько цели руководства достигаются установкой данной камеры. Возможно, этого можно добиться и другим образом.

Правда что донат 10Х поможет? А может это признание вины? Разбор
Правда, что донат 10Х поможет? А может, это признание вины? Разбор
По теме
Правда, что донат 10Х поможет? А может, это признание вины? Разбор
Читайте также
Как беларуские выпускники поступают в Польшу и Россию — и повлияла ли война. 4 истории
Как беларуские выпускники поступают в Польшу и Россию — и повлияла ли война. 4 истории
Как беларуские выпускники поступают в Польшу и Россию — и повлияла ли война. 4 истории
dev.by искал молодых людей, которые поступили этим летом в вузы за границу, — отозвались 4 человека. Двое выбрали Польшу, ещё двое  Россию (для одного это временный вариант, он планирует перепоступить в следующем году).  Спросили у ребят, как они выбирали вузы, куда поступали одноклассники и как на выбор повлияло вторжение России в Украину (и вчерашние новости о мобилизации). 
7 комментариев
EnCata будет штамповать заводы, которые штампуют дома
EnCata будет штамповать заводы, которые штампуют дома
EnCata будет штамповать заводы, которые штампуют дома
«Строительная отрасль полностью дисфункциональна», — говорит СЕО EnCata Олег Кондрашов. И предлагает «реанимировать стройку»: повторить успех Генри Форда и запустить конвейер, который будет штамповать модульные дома. А ещё — запустить мобильные заводы с этими конвейерами. Первый тестовый дом с железными стенами и окнами в пол уже построен — в нём 2 года как живёт СЕО. А сейчас в Великом камне достраивают тестовый завод. Есть ли будущее у проекта и какое, рассказывает dev.by Олег Кондрашов.
8 комментариев
Belka Games уволила сотрудников в Беларуси, России и Литве
Belka Games уволила сотрудников в Беларуси, России и Литве
Belka Games уволила сотрудников в Беларуси, России и Литве
16 комментариев
Российская «Леста» стала 100%-м собственником «Гейм Стрим»
Российская «Леста» стала 100%-м собственником «Гейм Стрим»
Российская «Леста» стала 100%-м собственником «Гейм Стрим»

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментируйте без ограничений

Релоцировались? Теперь вы можете комментировать без верификации аккаунта.

4

тут все просто если есть:
1 работающие закононы

2 профсоюзы и общественные организации которые осуществляют контроль за расходованием денег компаниями в выигранных тендерах (денег налогоплательщиков)

3 профсоюзы или другие общественные объединения, или клубы по интересам, которые формируются из людей которые непосредственно занимаются реализацией задач в рамках каких либо бизнесов с источниками финансирования - взносы членов организации, возмещения работы профессионалов из судебных исков и т.п.

Если плохих людей ставить на место рублем и репутацией, когда падение последней будет хуже чем печать в пасспорте о судимости, а именно - перед тем как придти в компанию любой гражданин сможет посмотреть, какие законы нарушали учредители и директора, да и вообще что это за люди - в один миг бизнес климат в отношении трудящихся изменится.

Зачем работать на плохих людей и с плохими людьми ?

В белорусских реалиях самые честные люди которым хочется помогать и с которыми хотелось бы работать - это наши террористы, которых загнали долгими сроками.

ПС: сдаешь людей которые тебе деньги добывают - клеймо на лоб и на банкротство.

Пользователь отредактировал комментарий 7 марта 2023, 13:17

7

Рассуждать о законах и правовых нормах относительно компаний в Беларуси - это какой-то абсурд.

-2

экспертке

Кому? Что это за новояз? Это даже звучит оскорбительно.

ESG-показатели

Да будет вам известно, сие в штатах довольно давно среди инвесторов известно как woke-index, и работает в обратную сторону: т.е. инвестировать в компании с высоким индексом не рекомендуется. Ибо когда компания выбрасывает деньги на woke хотелки а персонал набирает не по способностям, а по расовым и "gender" квотам - финансовые риски у неё крайне высоки.

За 2020-й год в десятку лидеров попали Paypal и Intel.

То то они нынче в глубокой la joppa: PYPL -61.42%, INTC -51.99% c начала 2022

но запрещает вести споры о политике. Это очень узкий запрет, и он не запрещает вам в принципе высказываться.

По факту - таки запрещает. Гугл изрядно левацкая компания, и там полно неженок, которые подымают вонь когда выясняется что у коллеги есть "инакомыслие" и стараются таких выжить, клеймя людей "фОшыстами", "alt-right", и прочим нонсенсом.

Дмитрий Иванов
Дмитрий Иванов ФРилансер в Global Freelance
-1

Здравствуйте!
Хотел найти информацию что такое woke-index и как его рассчитать, нашел пару alt-right статей на их ресурсах и всё. Вы не могли бы мне помочь материалом?
Спасибо!

0

мы задали экспертке

Мы это кто, журналистка, редакторша, копирайтерша?

Выгнать бы вам всех ваших журналисток, за такую журналистику, а не донаты просить. Ей богу, я же не блог неуча зашёл сюда почитать. Понятно, что ничего серьезного тут не ожидаешь увидеть, но если это не перепечатка, а статья собственного приготовления, почему это всегда боль - читать такое? Впрочем, я и сейчас пожалел себя - дальше вступления, второго абзаца не решился засирать себе мозг.

0

А если я принесла бчб-брелок

У меня тоже вызвало отторжение и название, и начало этой статьи каким-то, извините, пустословием на сложные темы.
Но в ней опять негативно упоминаются белорусские IT компании, страна, - теми, кто уехал, с целью, как написано, "просвещения". Пришлось дочитать до конца. Причем, анализируется даже не реальное положение дел, а многократная перепечатка одного и того же материала, полученного не самым красивым способом. Вдобавок еще осуждается автор комментария, который непосредственно работает в компании, хотя ему-то видней как все обстоит на самом деле в его компании.

В таких разговорах о правах человека забывается о самом человеке. Проблема же "прав человека" не в их отсутствии, а в том, что в реальной жизни они сталкиваются друг с другом - например, кто-то в офисе хочет говорить, а кто-то хочет тишины (и те, и другие имеют право). И чем больше людей и ролей взаимодействует друг с другом - в компании или тем более государстве - тем больше у каждого ограничений.
Любые абстрактные рассуждения на эту тему никому конкретно не помогают. А в конкретных коллективах оптимальное взаимодействие между всеми сторонами формируется как уж они умеют - иначе распадаются. Вряд ли им нужны дополнительные к имеющимся контролирующие органы, которые бы "заходили через HR-менеджеров с опросником по корпоративной культуре".

Пользователь отредактировал комментарий 12 марта 2023, 19:24