Собрали 31, нужно еще 69. Засапорти devby📝
Support us

FidoNet 20 лет спустя. Часть 1. Интервью с Томом Дженнингсом

Оставить комментарий
FidoNet 20 лет спустя. Часть 1. Интервью с Томом Дженнингсом
Очень многие из поколения нынешних ИТ-шников прошли через горнило любительской и некогда воистину глобальной сети FidoNet. Эта сеть стала для многих настоящей школой, источником знаний и впечатлений, огромного количества друзей и добрых старых знакомых. Как-то незаметно прошло 20-летие появления в СССР этого важного для всего постсоветского пространства феномена. Первый местный регион – Советский Союз (2:50) – был создан в самом конце 1990 года, а сама сеть начала свою работу и по-настоящему массовое проникновение в народ в 1991-1992 годах, бурно распространяясь по всему бывшему Советскому Союзу. FidoNet для многих – это нечто большее, чем просто коммуникационная система из компьютеров, проводов и модемов. С одной стороны – это дешевый способ получения независимой информации, быстрого ответа, подсказки практически на любой, как чисто технический, так и обычный житейский вопрос. С другой стороны – для многих это стало особым задушевным стилем общения и даже образом жизни, единственной отдушиной или пространством для дружеского разговора на любую тему. Эта сеть стала виртуальным домом для технарей, которые родились на рубеже Шестидесятых-Семидесятых, кто прошел через Перестройку и кому впереди предстояло пережить лихие Нулевые. В память о том Fido, которое уже никогда не вернуть, я сделал две части рассказа о самой сети, вернее, больше о людях, которые её самолично и создавали. Сегодня, в первой части, я предлагаю вашему вниманию свой неформальный разговор с Томом Дженнингсом, знаменитым основателем FidoNet, познакомиться с его текущей жизнью и взглядами, и попутно немного взгрустнуть о прошедшем. Во второй части мы поговорим с бывшими яркими звездами ”Большого российского Фидонета” – Алексом Экслером, Леонидом Кагановым, Дмитриев Завалишиным, Олегом Бочаровым и другими не менее известными сисопами. – Чем сейчас занимается Том Дженнингс? – Сейчас я работаю в школе, решил немного заняться образованием и отдохнуть от бесконечного программирования, которому я посветил больше 20 лет своей жизни. – Работа в сфере образования, как я смотрю по новостям, может принимать очень необычные формы. Например, я знаю, что в Лос-Анджелесе вы провели серию из семинаров для детей под общим названием "Как угнать автомобиль"? – Да, было дело. Это часть The Machine Project. Это способ учить подростков от обратного – привлекая их внимание к теме учебы, но несколько иным путем, без использования отцовского ремня и угроз лишить его будущего, которые, кстати, с нынешними детками работают все меньше и меньше. Дело в том, что мы пытаемся дать возможность детям увидеть устройство этого мира с обратной стороны: узнать, как устроены конкретные механизмы, увлечь их и, быть может, даже помочь им с выбором их будущей профессии. Изложение заумных концепций в сочетании с “демонстрациями полными острых впечатлений ” – наш способ привлечь и завоевать внимание современного подростка. И как результат, они к нам приходят сами, слушают с открытым ртом, и, поверьте – все уходят довольные и переполненные позитивными впечатлениями. – Я читал, что некоторые обвиняют вас, что вы популяризируете криминал, подталкиваете детей к противозаконному, всячески портите их, совращаете ”неокрепшие души”, калечите детскую психику… я могу цитировать прессу долго, что скажете в ответ? – Я понимаю, дело вот в чем. Конкретно если говорить о машинах, то те замки и сигнализации которые мы изучаем – безнадежно устарели, их вряд ли сейчас где-то встретишь в реальном мире. Сегодняшний уровень защиты от угона и сигнализаций – бесконечно далек от того, что мы используем в качестве демонстрационного стенда. Те знания, которые даем мы – это уровень детей и уровень понимания их возраста, это никак невозможно использовать на реальной улице. На самом деле акцент смещен скорее на возможности: учиться, понимать, самостоятельно анализировать и находить решения. Сначала мы выбираем яркую тему. Затем мы объясняем основы, потом показываем всё на практике, и, наконец, ставим задачи, которые требуют самостоятельного поиска и напряжения. Подросток учится и развивается, сам того не замечая. Мы встречаемся на следующий день, многие уже приходят с книгой по электронике или программированию, или со своими друзьями, кто-то даже снимает на видео, их глаза горят, они становятся частью нашего процесса обучения, и тогда мы вместе продолжаем поиск решений для поставленных задач. Это наш способ учить просто и весело сложным вещам. К сожалению, такой семинар продолжается всего неделю (или пару дней, в других случаях), поэтому мы не успеваем научить их тому многому, чему могли бы. Самое печальное, что мы не всегда успеваем изменить их стиль мышления, придав им уверенность и способность изучать и активно постигать мир вокруг нас самостоятельно и независимо от суждений взрослых. – Какие такие “суждения взрослых”? – Условно говоря, нас всю жизнь учат, что какая-то важная часть окружающего мира от нас скрыта изначально, и мы должны просто смириться с этим. К примеру, согласитесь, не каждый рискнет заглянуть под капот своего автомобиля и поправить там что-то, хотя бы для того, чтобы впредь оно работало лучше. Это касается не только мира сложных интернет-сервисов или повсеместных электронных механизмов, но и, например, той же политики – происходит сакрализация, срытие истинных механизмов управления от широкой массы людей. Абстрагирование (и как следствие – популизм) в нашем обществе достигло невероятных размахов, и я уверен, что возможность запустить руки в нутро вещей и явлений, “в которых не принято копаться своими собственными руками и головой”, пойдет только на пользу, давая в результате возможность более глубоко и креативно смотреть на мир вокруг нас. Как минимум, это срывает некоторые психологические барьеры перед неизвестным или как бы сложным, а потому часто страшным и непонятным для большинства. Мы разрушаем барьеры в нашей голове. – Такие курсы не помешало бы сделать и для взрослых, лично я бы к вам записался, как-нибудь после работы заглянул бы, наверное… – Подходящие проекты есть и для взрослых, например, готовка пива… изготовление хорошего пива в домашних условиях. – Мимо, я не люблю пиво! – Тогда я не смогу вам помочь (смеется). Хотя могу предложить другие проекты – с ручными масками, третьим глазом или… – Стоп, давайте остановимся на “третьем глазе”, это именно то, чего мне в последнее время особенно не хватало в жизни. – Ну, вот смотрите. Представьте себе, что вы можете всегда видеть спиной, что кто-то находится позади вас, понимать, насколько близко он стоит к вам. Вы всегда начеку, никто не сможет напугать вас, незаметно подкравшись сзади... в кино очень много всего описано, что случается в таких случаях, не буду вам пересказывать, ok? Это можно очень удобно использовать даже на работе, например, если вы работаете за компьютером и у вас есть босс… – Я понял. С помощью “третьего глаза” я смогу понять, что он подходит сзади и смогу вовремя воспользоваться спасительной комбинацией Alt-Tab? Это круто, возможно, это даже спасет мои премиальные за месяц. – Да, я бы не хотел бы быть на месте вашего босса (смеется). Но на самом деле это просто fun-составляющая проекта. Главная цель – на этом простом примере освоить самые базисные основы взаимодействия с электроникой, создать свой собственный инфракрасный пучок, смастерить что-то типа лазерной указки своими руками, понять, как это работает. Понимаете, в любой новой сфере всегда нужно сделать первый новый шаг, и он всегда самый тяжелый – и мы вам в этом поможем! У нас на курсах есть повара, педагоги, госслужащие, стоматологи, ещё есть эти, как их… (задумывается) С помощью методик и специалистов проекта The Machine Project, участником которого я являюсь, это первый шаг может сделать каждый и максимально комфортно для себя. – Хорошо, Том, спасибо. Теперь я спокоен за американское образование, давайте поговорим немного на другую тему. Про кризис, про политику, про Обаму, о чем ещё говорить двум мужчинам? Насколько всё плохо сейчас в Америке? – Когда Рейган был избран в 1980 году, наша университетская группа основала неформальную ”Партию отравы” – мы добавляли пищевую краску в бутылки с джином и тоником, и делали ядовито-черные по своей окраске слабоалкогольные напитки, которыми бурно отмечали кончину мира, шокируя публику в барах. В чем-то мы тогда были правы, но как вы видите – мир и Америка стоят до сих пор нерушимо. Хотя, если говорить серьёзно, именно в эпоху правления Рейгана и были заложены те негативные тренды, плоды которых мы теперь наблюдаем воочию. Но я думаю, что всё будет хорошо, и всё что происходит – это просто очередной мировой переход-трансформация, который станет поводом для ещё одной классной вечеринки для уже следующего поколения молодежи. – Я знаю, вы профессиональный программист с большим стажем. Ходят слухи, что вы пишете программы, буквально начиненные оператором Goto, расскажите, пожалуйста, немного об этом. Всегда было интересно, как анархисты создают свои программы. Где вы вообще работали, кстати? – Обязательно напишите, что я использую операторы goto в Си, и мне всё равно, что об этом кто думает. Лично я предпочитаю их аккуратно расставлять в конструкциях типа switch – часто подобные решения получаются очень наглядными, компактными и непротиворечивыми. Надеюсь, это не слишком заденет эстетические чувства ваших читателей? В качестве программиста я работал на Apple Computer и некоторые другие крупные компании. Я был первым веб-мастером культового журнала Wired. Было ещё много всякой другой компьютерной и некомпьютерной работы, но давайте остановимся пока на этом. Кстати, я создал один из первых вариантов BIOS, что легло в основу будущей BIOS компании Phoenix Software. Слышал про такую? – Да, как-то ещё молодым трассировал программу и провалился в недра обработчика int13h в BIOS’е. Теперь я знаю, почему там столько JMP-инструкций – повсюду чувствуется твой откомпилированный Goto-код (шутка). Ещё вопрос на эту тему – вы писали на множестве языков, какие именно языки вам нравятся? – Ох, в этом плане считайте меня наёмником. Я готов выучить любой новый (или вспомнить старый) язык, в зависимости от того, что требуется от меня на текущей работе. Прошу сразу заметить, я очень не люблю религиозных войн между сторонниками разных языков, мне кажется, что подобные битвы возникают просто от недостатка опыта или воспитания. Пожалуй, наиболее хорошо я знаю Perl, но последний раз я писал на Java для очень крупного банковского проекта (национальная процессинговая система расчетов). На данный момент я сохраняю состояние полной отрешенности – у меня нет никаких идей, привязанностей или предпочтений, на чем я буду программировать завтра, если это вдруг потребуется. – Давайте немного вспомним про Фидо, у нас тут небольшой юбилей образовался. Прокомментируйте ваш уход из FidoNet, как говорят, его причиной был именно конфликт с зональным координатором (ZC) первой зоны? – Прошло уже много времени с тех пор, я не помню уже всех аргументов. Давайте считать, что я просто устал. Я сделал все, что мог на тот момент. Я не хотел быть разводящим во множестве чужих конфликтов, но все считали, что только я и способен их решить, ко мне постоянно апеллировали как к последней инстанции, прыгая через головы координаторов всех уровней. Я просто устал… я просто ушел и создал новый проект – регионального интернет-провайдера (The Little Garden)... я не помню, какой это был год, посмотрите в Википедии сами. – Хорошо, можно спросить по другому: что вам не нравилось в FidoNet, из которого вы так радикально ушли? – Моя наивность привела к тому, что я создал систему, где отдельные личности получили широкие права и возможность самостоятельно определять политику и навязывать её другим. Хуже всего работал уровень региональных координаторов – часто они принимали решения за всех, писали свои собственные полиси для ”своего региона”, они величали себя как RC – Regional Сzar. Как следствие, управление FidoNet по всему миру стало очень разнородным – там, где одно было категорически запрещено, в другом регионе проходило без всяких проблем, и так далее – это часто называют ”политикой двойных стандартов” (одно утешает, что это не моё изобретение). Всё это порождало конфликты, много человеческих конфликтов… Эгоистичность отдельных людей, их специфические личностные свойства – всё это стало влиять на сеть в целом. Это меньше всего, что я хотел получить в результате. Мой друг Том Хендерсон (Thom Henderson) называл FidoNet того времени как Fight-O-Net, и он был недалек от истины. – Разве документ FidoNet Policy не регулирует все это достаточно четко и прозрачно? – Все до единого полиси что я видел – были ужасны, включая даже те, в разработке которых участвовал я сам. Всё начиналось с безобидного и короткого набора правил – ”нетикета”, а в результате пришло к сложным и витиеватым талмудам из бесчисленных пунктов, подпунктов и даже глав, которые весьма ограниченные умом люди засовывают нам в глотки всю жизнь под видом бесконечных правил и поучений. Вы можете процитировать меня, что всё это – отвратительно. – Очень заметно, что вы убежденный анархист по своей природе… – Идеология для меня лежит скорее в моей личной ответственности, но не в декларативных отличиях от других. Иначе говоря, я действительно в это верю и стараюсь жить в соответствии с этим, отсюда моя принципиальность. – Если позволите, ещё немного про ваш второй проект после Fido – The Little Garden. В отличие от бесплатного Фидо, теперь вы создали успешный коммерческий проект, какие впечатления, может и здесь есть какая-то полезная философия, как и с обучением детей? – Я начал этот проект на свои карманные деньги, обычные накопления на черный день, и запустились мы вроде в 1992, а уже в 1995 месячный оборот компании был около 200 000 тысяч долларов – огромные деньги для регионального провайдера на заре популярности Интернета. Тогда-то и провайдеров было – можно пересчитать их на пальцах рук, - мы были одними из первых (по некоторым данным – TLG даже был первым традиционным ISP, без надстроек типа CompuServe и AOL – примечание И.С). Мы старались быть максимально неформальными и открытыми. Любому можно было завалиться к нам в офис в любое время суток и закинуть свои ноги на наш стол. При этом мы старались варить только самое лучшее кофе. Золотое время тогда было… – Как жалко, что у нас нет таких провайдеров, извините что перебиваю, вас ждал, конечно, дикий успех? – Ну, не так сразу, парень… Лишь через 6 лет после старта ко мне поступило предложение с приличной суммой – и я продал его. В любом случае дальнейший рост TLG предполагал существенных инвестиций, денег на которые у меня просто не было. Какая тут философия, ты спрашивал что-то такое? Тогда люди ещё не знали модных слов, типа “стартап”, но всё же я повел себя как настоящий стартапер. И тогда и сейчас смысл один и тот же: если тебе нужны деньги – вперед в бизнес, расти и удачно продавайся. Или как в случае с Facebook – если ты сам стал настолько большим, лучше, конечно, покупать других, пускай работают на тебя, это всё та же игра, просто теперь вы с инвестором поменялись местами. И конечно у щедрой Вселенной всегда открыт и второй вариант – иди и работай на дядю. В этом случае синдром отложенной жизни просто гарантирован, зато ты можешь всем вокруг сказать ”что у тебя есть гарантии”, это немного успокаивает (хитро улыбается). Вот и вся философия: делай, что считаешь нужным, или хорошо исполняй то, что говорят тебе другие – нет никакого другого выбора, в капитализме всё очень скучно и однообразно. При коммунизме я бы, наверное, мог бы просто курить какую-нибудь дурь, не будучи никому ничего обязан, но в Штатах это пока никому не грозит точно (смеется). – Чем увлекается сейчас Том Дженингс кроме работы, программирования и алгоритмов, какие ресурсы в интернете посещает, что пришло взамен былого FidoNet? – Общее правило – компьютеры и связь должны работать на меня, а не наоборот (что встречается в жизни сплошь и рядом). А так… я пользуюсь Faceboook, это, кстати говоря, довольно забавная система. Но при этом я никогда не забываю, что она из себя представляет на самом деле (и для чего её создали). Вы, наверное, наслышаны про слежку и всякие странные вещи с cookie, которые порой случаются в Google и Facebook, а также про разные побочные эффекты даже на посторонних сайтах, с заботливо установленными там кнопками LIKE, но я написал свой собственный браузер, специально для таких случаев, поэтому проблемы такого рода никак не касаются меня лично. Да, социальные сети выглядят сегодня как минное поле для вашей приватности, но я научился прогуливаться по нему в полной безмятежности. Я не пользуюсь Твиттером, стараюсь как можно меньше использовать e-mail и не люблю вообще никаких чатов – хватит десятков лет проведенных мною в FidoNet/BBS. Зато я очень люблю YouTube, я зависаю там часы на пролет. Там я обычно смотрю/слушаю последнюю музыку и клипы в стиле psychedelic trance, и, кстати говоря, туда же я загружаю и свою музыку тоже, которую создаю в свободное время. Я не пользуюсь Google+, потому что считаю, что этой компании и так ”слишком много в моей жизни”, и похоже они не собираются останавливаться на количестве порожденных ими сервисов, пока не оплетут урбанизированного человека с ног до головы. Так и хочется пожелать им: хватит-одного-поиска-ребята. И, наконец, я очень люблю 4chan.org, я считаю это критически важным ресурсом в моей жизни. Несмотря на то, что там часто встречаются какие-то нацистские и расистские обсуждения, в целом, нельзя отрицать того, что количество оригинального материала там перевешивает по своей плотности любой другой ресурс для общения из тех, что я видел в своей жизни. Более того, я даже написал свое собственное исследование по структуре и словарю сообщества 4chan, попытавшись выделить основные группы его населяющие, а также тренды и закономерности их развития и поведения. Я также увлекаюсь искусством, здесь можно увидеть мои инсталляции и исследовательские механизмы. – Чувствуется, что вы настоящий программист, я как-то тоже хотел написать свой собственный браузер… но не успел – я женился. – Да, я понимаю, личная сфера таит много вызовов. Для меня кумиром всегда был Тьюринг, он также как и я с детства интересовался электроникой и алгоритмами, он всегда необычно выглядел, сейчас бы его назвали гиком. Я очень хорошо понимаю его, я прочитал все его биографии (кстати, одна из моих инсталляций посвящена ему). Даже сейчас, живя в 21 веке, я чувствую, насколько это сложно – быть не таким как все (здесь Том говорит о своей нетрадиционной сексуальной ориентации – прим. И.С.). Возможно, вам будет тяжело понять, живя в России, где, наверное, это не так обсуждается, но у нас вне больших городов геям приходится очень и очень не просто. – Да нет, у нас в белорусских деревнях это также встречается, есть даже свои геи-механизаторы. До Тьюринга и алгоритмов им конечно далеко, но…стараемся не отставать. Наши люди ко всему относятся с пониманием. Кстати, Том, раз уж вы вспомнили про Россию - были ли вы в России? Здесь FidoNet получил особенно широкое распространение и признание в свое время… Что вы можете пожелать нашим читателям? – К сожалению, я не был в России, и мне грустно в связи с этим. Когда FidoNet стала набирать обороты в России, я уже ”давно вышел из этой игры”. Но в связи с Россией у меня ассоциируется яркий и эмоциональный эпизод из юношества. Я учился в Woods Hole Oceanographic Institute в 70-ых в Массачусетсе, и однажды в его доки прибыл тогда ещё советский корабль. Это было настоящее событие для обыденной и равномерной жизни порта! Данный причал был оцеплен полицией и доступ туда был закрыт. Конечно, нам было очень интересно посмотреть вживую на настоящих русских, и я помню, как нам рассказывали взрослые что-то про ”очень хитрых и коварных коммунистов”, и как это ужасно – “попасть в их кровожадные руки”. Но мы были смелые молодые ребята, и мы разработали и провели весьма рисковую операцию, чтобы всё-таки попасть за оцепление. И вот, наконец, подойдя к диковинному кораблю с развивающимся красным флагом с серпом и молотом, мы стали осторожно общаться с матросами с подозрительной внешностью. Они не знали английского, а мы не знали русского, но они были очень настойчивы и чрезвычайно терпеливы, потратив, наверное, час своего времени на нас. Через многочисленные жесты, мы, наконец, поняли, что они хотели от нас… чтобы мы пронесли за оцепление алкоголь. Поймите наше сильнейшее разочарование: мы так рисковали, и ожидали как минимум чего-то связанного с взрывчаткой или похищением людей… один из парней в нашей компании даже предусмотрительно записал номер телефона местного ФБР. Ещё час отчаянной жестикуляции мы потратили на то, чтобы объяснить им, что в нашем возрасте нам его не продадут (судя по выражениям их лиц, они были разочарованы не меньше нашего, так что здесь мы сыграли вничью). У меня на всю жизнь остался в памяти этот эпизод, как сильный контраст того, “как нечто до предела опасное” с чужих слов может оказаться до ужаса банальным, обычным и повседневным. Помню, в ту самую ночь я радикально изменил своё мнение о русских в лучшую сторону, хотя был в эпицентре самого разгара пропаганды ”холодной войны” того времени. И это мораль – всегда нужно жить своим умом и полагаться по возможности только на свой личный опыт. Это касается как обыденной жизни, взаимоотношению между людьми, так и программирования в том числе. В результате, вы можете не знать, кто сейчас президент в вашей стране или даже забыть, где кнопка включения на вашем телевизоре, зато взамен вы получите возможность прожить свою собственную жизнь, что не так уж и плохо, как по мне. Поэтому хочу пожелать не бояться жить и пробовать что-то новое, поменьше держаться за старое, но всегда стремиться, искать и мечтать о ещё более лучшем.
Собрали 31, нужно еще 69

Засапорти devby

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментируйте без ограничений

Релоцировались? Теперь вы можете комментировать без верификации аккаунта.

Комментариев пока нет.