Хотите дальше читать devby? 📝
Support us

«Мне не за что извиняться». Глава Synesis прокомментировал санкции

Сооснователь Synesis Александр Шатров ответил на вопросы TUT.BY о платформе для мониторинга общественной безопасности, из-за использования которой силовиками компания попала в санкционный список ЕС.   

Оставить комментарий

Сооснователь Synesis Александр Шатров ответил на вопросы TUT.BY о платформе для мониторинга общественной безопасности, из-за использования которой силовиками компания попала в санкционный список ЕС.   

— Наше сотрудничество с силовыми структурами осуществляется в рамках Республиканской системы мониторинга общественной безопасности. Но в ней восемь пользователей — это все есть в открытых документах. В том же положении о системе говорится, что МВД и КГБ являются лишь некоторыми из пользователей РСМОБ наряду с МЧС или таможней.

Я не видел представителей МВД и КГБ у нас в офисе уже очень давно. Понятное дело, что в начале работы над системой они приходили на те же презентации системы, но сейчас я их не вижу. И кроме того, как бывшие сотрудники могут знать, кто сейчас посещает наш офис? Если же речь идет о прошлом, то «карателями» силовые структуры стали в сознании народа гораздо позже. Мы над проектом РСМОБ работаем с 2017 года.

Kipod

Флагманский продукт компании Synesis. Облачная платформа для умного города на основе технологий AI и Big Data. Как рассказывают создатели платформы, технология Kipod — это 1 миллион + камер, 1 миллион + пользователей, 1 миллион + гигабайт, 1 миллион + событий в минуту, 20+ модулей AI. «Это как Google, только для видеонаблюдения», — объяснял год назад проектный менеджер Synesis. Он рассказывал, что Kipod используется в четырёх столицах — Минске, Москве, Баку и Астане. Так, в московском метрополитене подключено 6000+ камер.

В Беларуси Kipod стала основой для внедрения РСМОБ. Благодаря платформе дочка Synesis смогла претендовать на роль технического оператора системы мониторинга. Отбор прошёл в июле 2018 года.

Утверждение про рекрутеров мне сложно прокомментировать. Надо быть предельно глупым, чтобы сейчас с гордостью рассказывать про тесное сотрудничество с силовыми структурами. Так что — или мы предельно глупы, или телеграм-каналы врут.

Но мы не скрываем свою работу над системой РСМОБ — она задумывалась как система общественной безопасности и реализовывалась как продукт для умных безопасных городов. Как я уже говорил, наша система не преследует целью установить личность каждого прохожего. У нее много других функций. Так, у нас существует совместная инициатива с Intel по розыску пропавших детей в США. Также система используется для поиска преступников и пропавших лиц.

Более того, камеры «Белтелекома» к нам не подключены и никогда не были. И если углубляться в детали, то точность распознавания лиц у нас гораздо выше 94% — мы входим в рейтинг разработчиков алгоритмов распознавания лиц Национального института стандартов и технологий США, куда подаются тысячи, но проходят лишь сотни.

— Некоторые считают, что ваша платформа может использоваться для идентификации личностей и последующих задержаний протестующих.

— У нашей системы иные задачи: умные системы видеонаблюдения не пытаются постоянно идентифицировать всех, а, наоборот, помогают найти конкретного человека в этом массиве. По поводу опасений: в таком случае должна быть информация о массовых задержаниях после маршей на основании видеоматериалов.

— Было несколько случаев, когда людей задерживали постфактум, а в качестве доказательства служили фото из соцсетей.

— К задержаниям по фото в социальных сетях мы не имеем вообще никакого отношения. К этому имеют отношения те, кто эти фотографии делает и публикует, зачастую под собственными именами и фамилиями, периодически размещая снимки не только с собой, но и людьми вокруг.

— В основаниях к включению в санкционный список говорится, что «сотрудникам Synesis запрещено общаться на белорусском языке» и что вы публично критиковали «протестующих против режима Лукашенко». Можете прокомментировать это?

— В 2019 году dev.by брал у меня интервью, где я рассказал, как намного раньше запретил ряду сотрудников использовать в рабочей переписке язык, который не понимают все присутствующие. Но они могут говорить на любом языке вне работы.

Почему я так сделал? Представьте, что будет если кто-то в рабочей беседе начнет говорить по-китайски или по-японски, хотя это, безусловно, красивые языки. Если из 100 человек 99 знают определенный язык, а один — нет, то все 100 человек должны перейти на понятный всем язык. Разве можно это классифицировать как неуважение к конкретному языку? Это банальная рабочая этика.

Что касается участников несанкционированных акций: я говорил относительно маршей против принятия закона о социальных иждивенцах, которые проходили в 2017 году. Тогда моя позиция была очень четкой. Если вы предполагаете, что живете в правовом государстве, где законы работают — хорошо, плохо, но хоть как-то работают — то, как по мне, правильнее действовать в соответствии с законом.

Приведу пример. Когда я только получал вид на жительство в Беларуси в 2011 году, меня остановили за превышение скорости по пути из аэропорта. Я считал, что я был прав, и потому отправился в суд. Можно было бы быстро и просто решить вопрос, признать вину, уплатить штраф, но вместо этого я потратил больше года на суды, потому что считал, что это моя гражданская позиция, и если я хочу что-то доказать и что-то поменять, то надо ее отстаивать. В итоге я год с чем-то был пешеходом.

Я считаю, что если человек живет в правовом государстве, то надо отстаивать свою гражданскую позицию с помощью юристов, адвокатов и двигаться строго по закону. Сейчас условия изменились, но это не позволяет переосмыслить сказанное мною год назад в новом свете.

Все мои фразы относятся к периоду N-летней давности, когда я считал, что в Беларуси законы так или иначе работают. Если кто-то с законом не согласен, то люди должны инициировать юридические процедуры в рамках закона.

— Поэтому вы сейчас намерены обжаловать решение Совета ЕС?

— Да, мы не хотим, чтобы нас кто-то тихо убрал из списков. Как рассказывал Николай Халезин, кого-то просто вычеркнули шариковой ручкой.

Мне не за что извиняться — ни за себя, ни за компанию. И я не хочу, чтобы нас кто-нибудь тихо вычеркнул ручкой. Будет ли это дорого? Да, будет. Но ничего, разберемся.

За что Synesis попала под санкции? Формулировка ЕС
За что Synesis попала под санкции? Формулировка ЕС 
По теме
За что Synesis попала под санкции? Формулировка ЕС
Видеоинтервью с Александром Шатровым про овертаймы, Viber, этику, гэмблинг, видеонаблюдение и демократию. Ревью 002
Видеоинтервью с Александром Шатровым про овертаймы, Viber, этику, гэмблинг, видеонаблюдение и демократию. Ревью 002
По теме
Видеоинтервью с Александром Шатровым про овертаймы, Viber, этику, гэмблинг, видеонаблюдение и демократию. Ревью 002
Помогаете devby = помогаете ИТ-комьюнити.

Засапортить сейчас.

Читайте также
Belka Games уволила сотрудников в Беларуси, России и Литве
Belka Games уволила сотрудников в Беларуси, России и Литве
Belka Games уволила сотрудников в Беларуси, России и Литве
22 комментария
Российская «Леста» стала 100%-м собственником «Гейм Стрим»
Российская «Леста» стала 100%-м собственником «Гейм Стрим»
Российская «Леста» стала 100%-м собственником «Гейм Стрим»
VK заплатил около $4 млн за беларусского разработчика мобильных игр
VK заплатил около $4 млн за беларусского разработчика мобильных игр
VK заплатил около $4 млн за беларусского разработчика мобильных игр
В DEIP из-за обвала курса от $1,1 млн осталось $350K, зарплаты не платят. CEO разбирает, как так вышло
В DEIP из-за обвала курса от $1,1 млн осталось $350K, зарплаты не платят. CEO разбирает, как так вышло
В DEIP из-за обвала курса от $1,1 млн осталось $350K, зарплаты не платят. CEO разбирает, как так вышло
Блокчейн-стартап DEIP больше двух месяцев не платит зарплату сотрудникам. Об этом dev.by рассказали несколько человек из компании: «официальная причина — стартап неправильно распорядился финансовыми ресурсами и денег нет. Подробностей не знаем». Сотрудникам сообщили, что топ-менеджмент ищет дополнительный капитал для погашения задолженности и дальнейшего развития. Но часть команды уже ищет новую работу.Мы также поговорили с СЕО DEIP Алексом Шкором — он рассказал, из-за чего у стартапа возникли сложности, как команда пыталась их решать и что собирается делать дальше. «Хочу поделиться опытом, чтобы на нём смогли научиться другие фаундеры, которые хотят идти в web3», — говорит Алекс. Ниже — подробный разбор.
7 комментариев

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментируйте без ограничений

Релоцировались? Теперь вы можете комментировать без верификации аккаунта.

Комментариев пока нет.