Ищем Системного администратора в On The Spot📍Минск

«Мы на противоположной от ПВТ стороне». Зачем программист и экономист создают профсоюз айтишников «снизу»

Три месяца назад белорусский программист из минского хакерспейса, который всегда представляется как Флоп Бутылкин, и экономист Ольга Лавская решили создать Профсоюз работников области информационных технологий (ПРОИТ). Его главные цели — социальная поддержка айтишников и их семей, решение конфликтов и споров между работником и работодателем. dev.by попытался выяснить, зачем им это нужно и как это будет работать.

Оставить комментарий
«Мы на противоположной от ПВТ стороне». Зачем программист и экономист создают профсоюз айтишников «снизу»

Три месяца назад белорусский программист из минского хакерспейса, который всегда представляется как Флоп Бутылкин, и экономист Ольга Лавская решили создать Профсоюз работников области информационных технологий (ПРОИТ). Его главные цели — социальная поддержка айтишников и их семей, решение конфликтов и споров между работником и работодателем. dev.by попытался выяснить, зачем им это нужно и как это будет работать.

«В ИТ должна быть противодействующая сила»

Когда и кто решил создавать профсоюз для айтишников? Насколько я помню, два года назад ПВТ рассылал в компании такое предложение. Это тот самый профсоюз?

О.Л.: Нет. Два года назад у Федерации профсоюзов Беларуси была идея создать профсоюз для айтишников. Они обратились в ПВТ и начали продвигать идею, как говорят, «сверху». Но администрация ПВТ объяснила, что не может или не хочет повлиять на работников компаний-резидентов Парка. К тому же директорам и руководителям ИТ-компаний профсоюз не нужен. Поэтому попытка зайти «сверху» провалилась.

А как родилась ваша идея?

Ф.Б: Наша идея появилась несколько месяцев назад, когда три человека — я, моя жена и Ольга — разговорились в пабе. Я говорил им, что хотел разбить отпуск на нужное мне количество частей, например, четыре маленьких отпуска, но работодатель не разрешил (действовал по закону, ст. 174 Трудового кодекса — прим. ред.). Для этого, сказал он, нужен коллективный договор, который могут заключать только профсоюзы. Тогда я задумался: если это может делать только профсоюз, так почему бы его не создать?

О.Л.: Поскольку у меня экономическое образование, и я неплохо знакома с Трудовым кодексом, я согласилась помочь Флопу. К тому же у меня много знакомых в ИТ, и я не раз убеждалась, что программисты слабы в юридическом поле. Из-за этого возникают ситуации, подобные этой: один мой знакомый разработчик недавно остался без работы. Когда он рассказал детали увольнения, я была в шоке, что человек так спокойно подписал договор. Оказалось, проект завершился, и людей уволили без выходного пособия.

После этого случая я встретилась с администрацией Федерации профсоюзов Беларуси, и они поддержали нашу идею создания ПРОИТ «снизу». Пока у нас нет первой первичной организации, можно сказать, что поддержали нас «на словах». Но они уже предоставили свой устав и методичку по созданию «первички», помогли в разработке структуры организации. В дальнейшем ПРОИТ будет частью ФПБ.

И всё равно ИТ — это ведь не та сфера, в которой увольнение, плохое обращение с сотрудниками, задержки зарплат — это частое явление.

Ф.Б.: Представьте ситуацию, соберутся компании в ПВТ и придумают какую-нибудь жуткую штуку, а работников просто поставят в известность. Должна быть организация, которая будет противодействовать или хотя бы создавать вес.

О.Л.: Даже если вторая сторона (работодатель) не агрессивная, всё равно лучше, чтобы сила была на обеих сторонах. Если она есть, то с ней начинают считаться. Даже если мы не будем ссориться и у нас не будет больших скандалов, мы всё равно должны существовать, чтобы была биполярность мира и никто никого не притеснял.

А разве ПВТ не должен работать на обе стороны, отстаивая интересы как компаний, так и работников?

О.Л.: А вы умеете одной рукой наливать, а другой выливать воду из чашки? Я нет. Здесь надо понимать, что ПВТ создавался, чтобы привлекать инвесторов. В его задачи не входит улучшение социального положения работников. В этом плане мы находимся на противоположной от ПВТ стороне. Если мы захотим продвинуть какой-то законодательный проект, то ПВТ вряд ли рванётся нам помогать. Он возьмётся за это только в том случае, если это как-то затронет привлекательность «пэвэтэшной» зоны.

Ф.Б.: Прямой заинтересованности в профсоюзе у ПВТ нет, но, возможно, на его площадке мы сможем проводить какие-то встречи, собрания. Связь с администрацией Парка у нас есть. Она, кстати, за любой движ, если мы сами его организовываем и не нарушаем при этом инвестиционную привлекательность.

«Если айтишник сломает ногу, профсоюз сбросится на лечение»

Проводили ли вы какой-то опрос среди айтишников, нужен ли им профсоюз?

О.Л.: Нет, мы решили, что те люди, которым это будет нужно, присоединятся к нам. А если кому-то это не нужно, то силком тянуть не будем. То же самое, когда вы предлагаете жвачку. Вы же не обижаетесь, если человек отказывается. Мы тоже.

В каких ситуациях айтишнику может понадобиться профсоюз?

О.Л.: Если человека увольняют не по статье 46 Трудового кодекса РБ (увольнение за неоднократное алкогольное опьянение, прогулы и пр.), то, во-первых, его должны предупредить об этом и объяснить причину. Во-вторых, ему должны дать месяц доработать, пока он ищет новое место. И, в-третьих, если его уволили, например, из-за того, что проект, на котором он работал, был снят с производства, т. е. человек попал под сокращение, то ему полагается выплата среднего трёхмесячного заработка. Если бы человек знал, что есть такая организация, как профсоюз, то он мог бы позвонить нам и сказать: «Ребята, меня тут хотят уволить, а я не понимаю, почему». И профсоюз предоставит ему юриста.

Какую ещё помощь будет оказывать профсоюз? Были ли уже обращения?

О.Л.: Реальных кейсов ещё не было, потому что о нас мало кто пока знает. Но мы планируем решать юридические и социальные проблемы, связанные с трудовой деятельностью айтишников. Например, вопрос по отпускам можно решить с помощью коллективного договора. Понятно, что работодатель, у которого 2000 работников, не будет под каждого сотрудника составлять отдельный договор. Но если 200 человек придут и скажут, что они хотят работать по такому-то договору, то, возможно, директор его рассмотрит и подпишет.

А социальная помощь — это что?

О.Л.:  Есть ещё один класс людей, про который часто забывают, — ИП. Они самый незащищённый слой населения. Представьте ситуацию: у человека закончился проект, он только вернулся из отпуска, потратил все деньги и по дороге домой попал в аварию и сломал ногу. Он не предполагал, что прямо сейчас ему понадобится большая сумма на лечение. Профсоюз проведёт голосование среди участников организации и, если большинство примет решение ему помочь, перечислит парню деньги на реабилитацию.

Много ли в Беларуси айтишников-«ипэшников»?

О.Л.: Много, и они часто живут и работают не в больших городах, а в маленьких пригородах. И для них важно чувствовать, что они не одиноки, что есть организация, которая в случае чего о них позаботится. ИТ-корпорации регулярно проводят для своих сотрудников всевозможные тренинги, корпоративы и пр., а «ипэшники» не могут себе такого позволить. Если наша организация будет построена по такому же принципу, как и минский хакерспейс, то «ипэшники» будут чувствовать себя более комфортно. Они смогут собираться под одной крышей, обсуждать что-то, обмениваться опытом и пр.

Плоская структура и членский взнос — 1% от зарплаты

Что сейчас представляет собой будущий профсоюз айтишников?

О.Л.: Сейчас это группа единомышленников и чат в телеграмме с 62-мя участниками. Этого количества людей уже достаточно, чтобы начать создавать первичные организации. После регистрации трёх «первичек» мы сможем создать объединённую организацию. Мы встречались с руководителем профсоюза работников связи, и на первое время они готовы взять нас к себе под крыло: дать нам юридический адрес, свои расчётные счета с выделенным субсчётом, поделиться методичками, как создавать первичные организации. Думаю, где-то ближе к сентябрю мы уже начнём объединять людей.

Чтобы профсоюз представлял твои интересы, обязательно нужно в него вступить?

Ф.Б.: Да, но в этом нет ничего сложного. Написал заявление, внёс членский взнос — и пожалуйста, ты уже член профсоюза. Если в компании, где вы работаете, нет первичной организации, тогда вы собираете ещё как минимум двух человек и создаёте «первичку». Здесь тоже нет чего-то космического. «Первичка» создаётся без образования юрлица, поэтому вам даже не нужно её регистрировать ни в Мингорисполкоме, ни в каких-то других органах.

Как устроена структура организации?

Ф.Б.: Структура профсоюза максимально плоская. У нас нет съездов и каких-то планов сверху. Простой и понятный чат, где каждый может писать свои предложения, и мы их будем стараться приводить в жизнь. В каждой ИТ-компании создаётся «первичка», и все они консолидируются в одну объединённую первичную организацию, которая подчиняется профсоюзу связи. Но подчиняется формально, потому что в действительности от нас ничего не требуют, только дают юридическую базу.

Обычно важные решения профсоюзы принимают на съездах. Мы же хотим все обсуждения выбрасывать в чат и с помощью интерактивного голосования принимать решения. Так мы будем видеть, собрался ли кворум и хотят ли участники выделить конкретному человеку какую-то сумму из членских взносов.

За что собирается существовать профсоюз?

Ф.Б.: Такие организации могут существовать только за членские взносы. Членский взнос обычно составляет 1 процент от зарплаты. Но во многих компаниях запрещено разглашать свой заработок, поэтому мы решили эту сумму фиксировать — 1 процент от средней айтишной зарплаты, т. е. 40 рублей. У нас будет прозрачная отчётность: на сайте любой член профсоюза сможет посмотреть, кто и когда внёс сумму, сколько было потрачено, например, на юриста, а сколько на дальнейшее развитие профсоюза. Но пока что нам тратить деньги некуда, только на разработку сайта и покупку хостинга.

Будет ли администрация получать заплату?

Ф.Б.: Администрация профсоюза не будет получать зарплату, в этом и есть суть плоской структуры. Оплачивать будем только конкретную работу, например, услуги какого-то специалиста. Это социальный проект, а не коммерческий. Мы улучшаем экосистему, в которой живём, и делаем это, потому что хотим, а не потому, что нас кто-то заставил.

Какие специалисты уже есть в вашей команде?

О.Л.: Самый главный наш партнёр — это юридическая компания Ильи Латышева. Он готов работать с ИТ-специалистами, и это очень ценно для нас. Потому что юридические фирмы, которые представляют интересы ИТ-компаний, не могут одновременно работать на два фронта и защищать на суде обе стороны: работодателя и работника. Поэтому многие организации, в которые я обращалась, говорили «нет». А Илья согласился обсудить условия сотрудничества.

Поскольку юрист у нас есть, теперь мы ищем людей, которым нужна помощь.

Какой возрастной группе населения профсоюз нужнее всего?

О.Л.: Я убеждена, что профсоюз больше всего интересен людям в возрасте 35 лет (плюс/минус 2-3 года). Те, кто намного старше, хорошо помнят Советский Союз, и у них настолько сильное отторжение от профсоюза, что от самого этого слова их начинает потряхивать.

Ребята до 30 лет не так давно закончили университет, они заняты построением карьеры, им интересно заниматься любым делом, а если за это ещё и платят, то это вообще кайф. Но когда появляется семья, всё меняется, ты задумываешься о хлебе насущном не только на сегодня, но и на завтра. Поэтому  человек начинает искать защищённость. Плюс накапливается много вопросов, которые по отдельности кажутся фигнёй, а вместе начинают напрягать и заставляют искать решения самых острых из них.

Если айтишник угонит чью-то машину, то профсоюз не поможет

Будете ли вы решать споры и конфликты нанимателя и работника, например, когда сотрудника увольняют за фото в соцсетях?

О.Л.: Конечно. 90 процентов бюджета будет направляться на юридическую и социальную поддержку, потому что это самые больные вопросы. Если человека увольняют за фото в соцсетях, то здесь, конечно, нужно привлекать юриста, поднимать все документы, которые работник подписывал о неразглашении данных и пр. Будучи членом профсоюза, он может позвонить юристу и попросить его помочь разобраться в этой ситуации.

Если компания выставляет какие-то иски против сотрудника, тогда наш юрист сопровождает его до тех пор, пока конфликт не будет улажен. В данном случае ПРОИТ оплачивает юриста, но материальную ответственность на себя не берёт. Наш юрист решает вопросы, связанные только с трудовым кодексом и защитой прав интеллектуальной собственности. Если работник ИТ-компании угонит чью-то машину и позвонит нашему юристу со словами «защити меня в суде», то профсоюз не будет ему оплачивать юриста и вообще никаким образом участвовать в этом не станет. Даже если наш юрист и поможет, то это будет его частная практика.   

Могут ли к вам обратиться айтишники, которым работодатель не заплатил, как в случае с литовской компанией Besk?

Ф.Б.: Конечно. Люди, которые работали с этой компанией, были «ипэшниками», поэтому их легко было кинуть. «Ипэшники» — основной и самый незащищённый пласт нашей сферы деятельности.

Будете ли вы отслеживать выполнение положения Декрета № 8 «о неконкуренции»?  Считаете ли, что нон-компит может обернуться кабалой для разработчика и вести к снижению зарплат?

Ф.Б.: Профсоюз нацелен на улучшение благосостояния членов организации. А этот «нон-компит» наоборот, направлен на сдерживание роста заработных плат. Поэтому да, с этим тоже надо бороться. Как? Пока не знаю. К снижению зарплат это положение не приведёт, но рост ограничит точно. Поэтому люди, которые подписывают это соглашение, должны требовать каких-то плюшек от работодателя, например, при увольнении выплатить годовую зарплату.   

Минтруда России предложил разрешить увольнять сотрудников за утрату доверия. Как вы относитесь к такому законопроекту?

О.Л.: Это смешно. Как человек, побывавший с двух сторон — руководителя и наёмного работника — могу сказать, что этот законопроект просто развязывает руки работодателям. Это увольнение без причины. В нашем Трудовом кодексе указан исчерпывающий перечень ситуаций, когда можно потерять к человеку доверие. В других случаях — это просто игра воображения работодателя, проекция его сознания, возможно, воспалённого. На самом деле нет никаких проблем уволить человека, если он не вписывается, например, в ваши бизнес-процессы. Но, будьте добры, заплатите тогда ему выходное пособие.

Можно будет скопить на достойную пенсию  

Ольга, в одном из интервью вы рассказывали об обратной стороне ПВТ-шных взносов в ФСЗН. Приведите, пожалуйста, несколько примеров, когда эта обратная сторона вскрывается.

О.Л.: Например, когда нужно получить пособие после смерти кормильца, при потере трудоспособности, больничные, пенсии и пр. Всё это будет выплачиваться от средней зарплаты по стране. Мы серьёзно смотрим на эти проблемы, но не тешим себя надеждами, что группой айтишников сможем поменять законодательство. В то же время в уставе написано, что профсоюз имеет право создавать свои социальные, страховые и пенсионные фонды.

Ф.Б.: Многие айтишники думают, что они не будут получать пенсию в этой стране, они потом уедут куда-нибудь. Но ведь иммигрируют процентов 5-10, а остальные останутся и будут получать местную пенсию, которая наводит на грустные мысли. Так почему бы не создать свой собственный пенсионный фонд и не скопить на старость?

Почему выплаты от средней зарплаты по стране вы считаете неприемлемыми?  

О.Л.: Дело в том, что люди не любят лечиться, особенно, если они знают, что теряют деньги. С одной стороны, нам лень лечиться, а с другой, есть классная отговорка — я же потеряю деньги. Люди, которые не ходят на больничные, теряют с возрастом иммунитет. У них появляются дети с таким же плохим иммунитетом, и в будущем это приведёт к вымиранию нации. А мы за здоровье и долголетие!

Практика со средними по больнице выплатами заставляет женщин-айтишниц идти на работу после рождения ребёнка, а мужчин из других профессий сидеть в декрете?

О.Л.: Да, я знаю как минимум несколько таких случаев. Одна моя знакомая работает программистом, а её муж — физиком-ядерщиком в институте. И, когда они сравнили зарплаты, было решено, что в декрет пойдёт муж, потому что так получается экономически выгоднее. В ИТ есть ещё одна проблема: если ты на три года выпадешь из профессии, то есть риск выпасть навсегда. Поэтому некоторые женщины рожают ближе к 35-ти, а через три месяца говорят, что им нужна нянька. 

Вы говорили, что, когда к профсоюзу присоединится хотя бы четверть работников ИТ-отрасли, можно будет создать пенсионный и социальный фонды. Какой реальный профит дают такие фонды?

О.Л.: В Европе уже давно практикуются такие фонды. И у них гораздо более интересные условия, чем у той системы, что существует сейчас в Беларуси. К примеру, там есть такой пункт: если ты умираешь раньше пенсионного возраста, то твои родственники (например, жена и дети) могут получить всю сумму, которая у тебя накопилась на пенсионном счёте. Также ты можешь выбрать сумму пенсии, которую хочешь получать: первые 5 лет побольше, а потом поменьше или наоборот. По-моему, это лучше, чем отчислять государству непонятно какие деньги и не знать точно, получишь ли ты их обратно.

Если сразу после института начать откладывать хотя бы по $10, то к 55 годам пенсия будет в 5 раз выше, чем социальная. Меня, например, это привлекло, и долгое время я отчисляла средства в пенсионный фонд. И самое интересное: если ты хочешь его закрыть, то почти вся сумма тебе возвращается (небольшой процент, правда, удерживается). Благодаря такому фонд человек даже на пенсии сможет обеспечить комфортный уровень жизни, к которому привык.

Фото: Андрей Давыдчик

Подписывайтесь на «Что к чему» —
анамнез и главные симптомы беларуского ИТ.
Цифры, графика, ничего лишнего. Выходит раз в 2 недели.
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
Читайте также
Ericsson до конца года закроет представительство в России и уволит сотрудников
Ericsson до конца года закроет представительство в России и уволит сотрудников
Ericsson до конца года закроет представительство в России и уволит сотрудников
Dell закрывает офис в России и сокращает сотрудников
Dell закрывает офис в России и сокращает сотрудников
Dell закрывает офис в России и сокращает сотрудников
Работники Apple не хотят возвращаться в офис и написали петицию
Работники Apple не хотят возвращаться в офис и написали петицию
Работники Apple не хотят возвращаться в офис и написали петицию
Экс-инженеру Apple грозит 10 лет тюрьмы за кражу секретов Apple Car
Экс-инженеру Apple грозит 10 лет тюрьмы за кражу секретов Apple Car
Экс-инженеру Apple грозит 10 лет тюрьмы за кражу секретов Apple Car

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментируйте без ограничений

Релоцировались? Теперь вы можете комментировать без верификации аккаунта.

Комментариев пока нет.