Переманить программиста за 48 часов: как это (не) делается в Калифорнии

Оставить комментарий
Переманить программиста за 48 часов: как это (не) делается в Калифорнии

'196.23Первичный анализ отношений «работник—наниматель» в США показывает, что взаимные договоренности между американскими ИТ-компаниями однозначно признаются незаконными, если они могут привести к какому-либо ограничению свободы работника в выборе нанимателя. Но это совсем не значит, что руководство Google гневно отметает предложения Intel «не раздувать зарплатный пузырь», а Adobe законопослушно воздерживается от договоренностей с Apple :). О том, насколько такие договоренности в США могут быть похожи на Декларацию «О добровольных взаимных обязательствах в отношении найма специалистов», подписанную в Беларуси, предлагаю решить самостоятельно.

48 часов для чего?

Тот, кто регулярно читает dev.by, уже скорее всего вспомнил суть дела. 48 часов дали себе основные софтверные компании Беларуси, чтобы «компания — инициативный наниматель» уведомила «компанию-донора» о намерении предложить ценному специалисту из «компании-донора» условия труда получше. Говоря проще, если переманиваешь специалиста, то уведоми ту фирму, откуда переманиваешь. Соответствующая Декларация была подписана в далеком 2005 году под эгидой Инфопарка. Широкие кодерские массы по-настоящему вчитались в текст Декларации только через 5 лет, в 2010 году, благодаря публикации на dev.by. Естественно, комментарии были многочисленные и в основном отрицательные. Но работников клавиатуры и мышки вроде успокаивало то, что, как выражались некоторые из самих участников договоренности, «реально Декларация не работает» и «в конечном итоге рыночные механизмы победят любые соглашения» (цитаты примерные). Однако недавно тема свободы в выборе нанимателя снова поднялась на страницах (экранах) dev.by, в связи с подобными действиями нескольких крупных участников ИТ-рынка уже в России. Посмотрим, как обстоят дела с непереманиванием на одном из основных рынков сбыта для кода «Made in Belarus», а именно — в США.

Калифорния как оплот либерализма (для американских программистов)

Большое (наверное, самое большое) влияние на официальные трудовые отношения в ИТ-сфере и в других отраслях в США имеет Закон Шермана (Sherman Antitrust Act). Суть его в том, что необходимо «защищать потребителей, принимая превентивные меры против договоренностей, которые направлены, или потенциально способны, увеличить цену товаров для потребителей». Тот, кто ищет работу, также считается потребителем, причем в условиях, когда наниматели имеют значительное организационное и информационное преимущество. Именно на Закон Шермана и многочисленные прецеденты сослался суд округа Колумбия в октябре 2010 года, когда классифицировал как незаконные договоренности между компаниями Adobe Systems, Apple, Google, Intel, Intuit, и Pixar. Дело было возбуждено Министерством юстиции США за то, что примерно с 2006 года эти компании в двустороннем порядке договаривались, что не будут инициировать переходы к ним чужих сотрудников. Договоренности касались всех сотрудников, при этом сотрудники об этом не знали. Почему-то не пришло в руководящие головы таких знаменитых фирм опубликовать текст тех договоренностей у себя на корпоративных сайтах… Суд решил, что подобные договоренности «уменьшают возможность работников честно конкурировать за рабочие места… и получать лучшие условия работы», и прямо запретил замешанным компаниям заниматься подобной деятельностью в будущем. Естественно, суд еще обязал замешанные компании оплатить судебные издержки. Тем не менее, информации о каком-либо реальном наказании (штрафе, например) я не нашел, хотя по действующему законодательству США за нарушение Закона Шермана фирма может быть оштрафована на сумму до 10 миллионов долларов, а физическое лицо — на сумму до $350 000. Сравнительно свежий случай — с компанией eBay, в котором компания Intuit проходила как сообщник. Хотя само нарушение было практически таким же, только суд прошел недавно. Вся разница в том, что к Министерству юстиции США как истцу присоединился еще и главный прокурор Калифорнии. После этого мне захотелось подробнее узнать, а что же вообще юридически регулирует в США отношения «работник—наниматель». Дальнейшие раскопки показали, что в США в качестве основы принята концепция добровольного найма (employment-at-will), но она ограничена тремя типами условий. Во-первых, увольнение не должно противоречить явной и установленной политике общественного благосостояния (public-policy exception); во-вторых, контракт может трактоваться максимально широко в пользу работника, и должны учитываться не только явные, но и подразумеваемые положения (implied-contract exception); в-третьих, от нанимателя ожидается «добрая воля по отношению к работнику и честное ведение дел» (exception for a covenant of good faith and fair dealing), и тут вообще возникают определения не юридические, а скорее моральные или даже духовные. В разных штатах эти условия применяются по-разному. Юридически больше всего стоит на стороне наемного рабочего компьютерная Калифорния — в материалах, которые я просматривал, больше всего юридических случаев оттуда. Может, компьютерщики Калифорнии просто судятся чаще? Вместе с Калифорнией упоминаются и Аляска, Аризона, Айдахо, Невада, Юта, Вайоминг — здесь применяются все три условия. Не признают ни одно из трех условий Флорида, Джорджия, Луизиана и Род-Айленд. Но довольно часто в ИТ-сфере США рабочий контракт содержит пункт, ограничивающий свободу работника. Касается он обязательства после увольнения не работать на прямых конкурентов, или не переманивать клиентов, или не уводить за собой на новое место работы бывших коллег и подчиненных, или все три обязательства сразу. Данный пункт всегда ограничен временными рамками (обычно 12-18 месяцев). Юридическая сила такого обязательства спорная, многие штаты его вообще не признают. Хотя по словам моих знакомых, люди, как правило, такие договоренности сами соблюдают. А вот для европейских ИТ-фирм суды, похоже, такие обязательства признают чаще, там больше блюдут интересы нанимателя. Результаты моего личного мини-опроса показывают, что в ИТ-сфере США вполне распространена практика бессрочного найма, который юридически может быть прерван как работником, так и нанимателем в любое время. Конечно, случаи, чтобы кто-то заявлял, что «завтра мой последний день работы с вами», очень редки. Общепринятой практикой считается уведомить противоположную сторону о разрыве отношений примерно за две недели, если иное не указано в контракте. В то же время каждый предприниматель платит отчисления в фонд занятости, и отчисления эти напрямую зависят от того, как долго оставались безработными уволенные им сотрудники (на тех, кто ушел сам, это не распространяется). Здесь большинство моих респондентов печально замечали, что безработному программисту платят лишь малую долю его обычной зарплаты.

В союзе наша (или их) сила?

Таким образом, результаты сравнения нашей практики с практикой в ИТ-сфере США показывают, что юридические оценки попыток ограничить свободу поиска работы отличаются весьма заметно. С другой стороны, предприниматели нашего ИТ-рынка уже давно поняли, что если они сами о себе не позаботятся, то за них это не сделает никто. Кто сдержит экспоненциальный рост зарплат, например? Только сами предприниматели. И они уже для этого что-то сделали, причем сделали раньше, чем даже американцы, не говоря уже о России. Кто-то назовет этот шаг бессмысленным, кто-то наивным (типа, если уж договорились, так хотя бы не публиковали). Но это действие, и оно лучше тысячи слов. Возможно, сейчас очередь за рядовыми программистами. Почему бы нам как наемным рабочим, будущим или настоящим, не прийти к похожему соглашению? Разве работники сферы информационных технологий Республики Беларусь в меньшей степени, чем наниматели, «преследуют цели развития отечественного сектора информационных технологий и ИТ-услуг»? Разве мы не должны «принимать во внимание возрастающий дефицит квалифицированных нанимателей в ИТ-сфере», многие из которых не умеют эффективно распоряжаться деньгами, и потому получают за разработчика $25 в час, а платят $5? И уж точно мы «признаем приоритет общепризнанных моральных правил и нравственных норм в своих действиях и решениях», «основываемся на соблюдении конституционных прав и свобод личности», а также «выступаем за разрешение любых споров и конфликтов путем взаимных договоренностей, правовыми и цивилизованными средствами» (цитаты взяты из вышеупомянутой Декларации и совсем чуть-чуть подправлены для нужд работников, а не нанимателей). Остается нанять пару юристов — и профсоюз почти готов. Справедливости ради надо сказать, что в американской ИТ-сфере профсоюзов практически нет, во всяком случае, их существование я почти не смог обнаружить через Интернет. Профсоюз тех, кто пишет под Андроид, или профсоюз шароварных разработчиков — скорее всего просто курьезы. Знакомые из Штатов о софтверных профсоюзах вообще ничего не слышали. Вот в Британии они, говорят, распространены больше, хотя не столько выступают посредниками между наемными рабочими и нанимателем, сколько оказывают наемным рабочим юридическую и информационную поддержку для переговоров с нанимателем (вот еще один и еще). Есть такое и в Австралии. Вообще профсоюзы имеют реальный смысл тогда, когда наемного рабочего легко заменить другим, как в конвейерном производстве. Возможно, в 2005 году крупные производители софта в Беларуси решили, что в роли легко заменяемых оказались именно они, и сделали свой небольшой, но удобный «профсоюз» с ограниченными функциями. Причем, по словам председателя правления ассоциации «Инфопарк», выполнение условий (т. е. подписание Декларации) «является существенным пунктом, для того, чтобы присоединиться к сообществу».

Подписывайтесь на «Что к чему» —
анамнез и главные симптомы беларуского ИТ.
Цифры, графика, ничего лишнего. Выходит раз в 2 недели.
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментируйте без ограничений

Релоцировались? Теперь вы можете комментировать без верификации аккаунта.

Комментариев пока нет.