Cобрали 40, нужно 60 в июле. Поддержи devby 📝
Support us

«Программирование — не для всех». Бывший киберразведчик учит айтишников на базе военных методик

Оставить комментарий
«Программирование — не для всех». Бывший киберразведчик учит айтишников на базе военных методик

Эран Лассер — один из самых известных в мире израильских специалистов по ИT-образованию. В прошлом он командовал одним из подразделений Mamram, легендарной киберразведки Армии обороны Израиля. Образовательный центр John Bryce Training, основанный им в Тель-Авиве в 1990-х, сегодня занимает более 70 процентов рынка подготовки ИT-специалистов в стране. В его основе — методики подготовки военных айтишников. Чтобы присмотреться к белорусскому ИТ, Лассер побывал в Минске и встретился с главой ПВТ Всеволодом Янчевским.

Читать далее...

Справка dev.by. У Эрана Лассера 20-летний опыт работы на израильском и международном ИТ-рынке. Он выступает инвестором и старшим советником по инвестициям в Израиле китайско-израильского инвестиционного фонда Synergy. Ведёт активную деятельность по созданию новых ИТ-компаний в Израиле и за рубежом, входит в состав ряда профильных организаций — например, Консультативного совета партнеров компании Microsoft по подготовке и обучению. С 2015 года участвует в развитии ИТ-образования в странах бывшего СССР. В частности, выступил одним из учредителей созданного в прошлом году в Украине учебного центра DAN.IT education, где планируется готовить 5 000 разработчиков в год.

Как армия «сканирует» новобранцев в поисках талантливых разработчиков

— В объявлениях о приёме на работу в израильские ИТ-фирмы в качестве требования к кандидату может быть указана «служба в технологических подразделениях военной разведки или МАМRАМ». Как вышло, что в Израиле именно армия стала кузницей кадров для ИТ?

— Пожалуй, это уникальная вещь, которая вряд ли есть ещё где-то в мире. Общий смысл такой: не нужно заканчивать университет, чтобы быть программистом. Израильская армия создаёт тысячи айтишников каждый год.

Что делает армия? Она подвергает парней и девушек в соотношении 50 на 50 очень строгому процессу «сканирования», чтобы понять, каков потенциал вот этого конкретного человека. По сути, это комплекс из психологических и IQ-тестов, на основе которых можно сделать выводы, есть ли у человека шансы стать разработчиком. Никакого профильного бэкграунда, включая знания в области точных наук, не нужно: это может быть плюсом, но это не must have.

— Шансы стать разработчиком, с точки зрения израильской армии и лично вашей, есть не у всех? В Минске, к примеру, есть ИТ-школа, основатель которой считает, что «если хочешь программировать, то научишься, каким бы ты тупым ни был».

— Программирование — это не для каждого. Как и, к примеру, графический дизайн или управление самолётом.

— Что армия делает дальше с теми, у кого шансы всё-таки есть?

— Они погружаются в сверхинтенсивный курс — 6-8 месяцев обучения по 12 часов в день. Если человек успешно проходит курс, он может присоединиться к армии в качестве ИТ-специалиста на следующие 4 года. В этом случае он уйдёт из армии не в 21 год, а в 25 лет, уже с большим ИТ-опытом. После чего сможет начать карьеру в израильском хайтеке.

— Университетский диплом в Израиле не имеет ни малейшего значения?

— Ты можешь устроиться куда угодно без университета за плечами. И этот концепт — одна из причин успешности Израиля как стартап-нации. За границей, рассказывая об этом концепте, я вижу, что люди бывают поражены: как, никакого диплома? Да, никакого диплома. У половины наших айтишников нет университетских дипломов, и работодателям не придёт в голову их требовать.

Здорово видеть, что в 25-29 лет, уже работая и получая много денег, люди могут получить диплом в какой угодно сфере — юриспруденция, психология. Но, как правило, никакой Computer Science.

John Bryce: зачем адаптировать армейские методики для гражданки

— Вы поступили именно так: ушли из армии в 25 лет и решили основать образовательный центр John Bryce, на сегодня крупнейший в Израиле. Почему решили адаптировать армейскую модель подготовки айтишников для «гражданки»?   

— Потому что это работает.

Когда я ушёл из армии, эта модель действительно была армейской, а не повсеместной, как сегодня, когда у John Bryce хватает конкурентов.

Я решил, что этот путь построения карьеры в ИТ должен быть открыт и для парней и девушек, которые ушли из армии в 21-22 года. Обычно после этого у нас принято на несколько лет отправляться в путешествие по миру — по Индии, по Америке. Лет в 25 молодые люди возвращаются и начинают думать, чем заняться в жизни. В результате в профессию они приходят уже зрелыми людьми, сделавшими осознанный выбор. По своему опыту могу сказать, что они намного более стабильны и продуктивны, чем позавчерашние школьники.

Вот я и предложил им альтернативу: не идите в университет, пройдите годовой курс и начните работать. В рамках этой модели я обучил уже около 4000 программистов.

— Раскроете ключевые методики?

— Конечно, мы не можем делать это точно так же, как делает армия. Они учат сверхинтенсивно, 6-8 месяцев каждый день. Мы — год, три раза в неделю по вечерам. Методология называется Telem. Это практический опыт, а не теоретический.

— Святая святых академического образования — лекции и конспекты — по-вашему, устарели?

— Не знаю, если честно. Но у нас их нет.

Будущее ИТ-образования: филиал John Bryce или новый ИТ-университет?

— У John Bryce есть офисы в Китае, Турции, Венгрии и Украине. Хотите открыть филиал в Беларуси? После вашей встречи с Всеволодом Янчевским уже был анонсирован «один из лучших мировых образовательных центров», который вы сделаете в Минске вместе с ПВТ.  

— Я решил приехать и посмотреть: может, в Беларуси тоже можно сделать что-то интересное. Я здесь меньше 24 часов, у меня плотный график встреч с экспертами — нужно разобраться, как здесь устроен рынок.

Мы сделали это в Китае, и это имело успех. Теперь делаем в Киеве, только что начали. Украинский рынок в некотором смысле напоминает израильский несколько лет назад, когда случился хайтек-бум.

Пока не знаю, сработает ли это в Беларуси. Есть ли мотивация у белорусов пройти 500-часовой курс или им ближе экспресс-курсы по 100-200 часов? Это не месяц и не два, а реально долгий курс, требующий больших усилий. Но в конце ты можешь устроиться на работу.

— У нас принято гордиться «старой инженерной школой» — но в последнее время эта устойчивая конструкция вызывает всё больше раздражения, особенно в «клюквенных» репортажах иностранных журналистов о Минске. Как думаете, наследие СССР как-то влияет на качество сегодняшних программистов в Беларуси?

— В СССР образовательная система была действительно очень хорошая. В 90-е, когда Союз развалился и в Израиль переехала целая волна советских инженеров, это дало нам мощный толчок: мы получили специалистов высочайшего уровня.

В тот момент я осознал связь между отраслью и университетами: до этого мне казалось, что индустрия — отдельно, вузы — отдельно. О сегодняшней образовательной системе Беларуси я судить не могу, но вижу кое-какие позитивные вещи, которых не видел в Израиле: ИТ-компании открывают при университетах свои лаборатории — у нас этого не делают.

— С недавних пор витает в воздухе идея независимого ИТ-университета при ПВТ, с гибкой программой, с хорошими преподавательскими зарплатами.

— По правде, у меня не получилось сделать такое в Израиле. Было много идей, как создать современный университет, который превратит методологии и принципы нашего образовательного центра в академические инициативы. Но эти вещи чётко регулируются, и у меня ничего не вышло.

Как проапгрейдить дух предпринимательства в короткие сроки

— Беларусь решила развивать ИТ-сектор — как Израиль в начале 90-х. Если вкратце подытожить огромный опыт Израиля: что в приоритете, каких ошибок избегать?

— Это большой вопрос. Некоторые белорусские инициативы уникальны — в хорошем смысле. Сам Парк — это вещь, которую мы не пытались сделать в Израиле, хороший пример поддержки со стороны властей. Я читал отчёт EY, там была интересная таблица: если человек получает 2 тысячи, то какова его стоимость для компании-работодателя. В рамках Парка получается очень выгодный для отрасли расклад.

Что сработало в Израиле? Во-первых, государственные инкубаторы, запуск которых начался около 25 лет тому назад. Наши стартапы могут получить в банках гранты на развитие, гарантированные правительством, и если хорошая идея не выгорит — им за это «ничего не будет». Уже потом приходят венчурные инвесторы, местные и иностранные, и им говорят: вот наши компании, пожалуйста, выбирайте. Связь между государством, венчурным капиталом и стартапами в итоге очень тесная.

В Израиле все хотят свой стартап ещё и потому, что провал — совсем не проблема. Это честь — провалиться! Если ты не ошибаешься, то не сделаешь ничего в жизни. По статистике, 90 процентов стартапов обречены на провал. Потому им и нужны «бесплатные» деньги от инкубаторов и фондов, это их подушка безопасности, их право попробовать и ошибиться.

Не все стартапы в Израиле продаются и делают экзиты — многие предпочитают расти, делать деньги, нанимать людей. К примеру, компания Check Point — создатель файрволов и один из мировых лидеров в сфере ИT-безопасности — была основана тремя израильтянами в 1993 году. В своё время они не продали стартап, сегодня это компания с оборотом более миллиарда долларов и с 4000 сотрудников.

Феномен и горячий тренд последних лет: мировые компании, купив у нас какой-нибудь стартап, оставляют его в Израиле и открывают у нас R&D центр. Так поступила Google, Apple, Microsoft — все. В итоге у нас 300 зарубежных R&D-центров, это потрясающая цифра. И это оказывает эффект на весь рынок.

Всё это, напомню, создавалось и росло годами, десятилетиями.

— Вы говорили, что израильтянам очень помогла пара-тройка полезных национальных черт — например, здоровая дерзость и равнодушие к авторитетам. Заметили в белорусах качества, которые пригодятся на пути к ИТ-стране?

— Я пока мало знаю о белорусах и белорусских разработчиках. Но у белорусских продуктов есть громкие имена, уже есть громкие сделки с Google, Facebook. Значит, у вас есть все необходимые качества. Знаю, что израильская Playtika делает тут хороший бизнес и всем довольна.

— Ещё Viber, с которым Беларусь так сроднилась, что любит считать своим продуктом, и Juno.

— К слову, тут я вижу всё-таки недоработку. Думаю, Беларусь не делает всё, что могла бы, чтобы как можно более плотно работать с Израилем и извлечь из этого максимум. Простое наблюдение: почти каждый день я получаю запросы от украинских компаний, которые хотят делать бизнес с Израилем, — но не получаю запросов из Беларуси. В итоге я знаю много компаний, передающих разработку в Украину, но почти никто не передаёт её сюда. Я бы советовал Парку энергично продвигать белорусские компании в Израиле.

— Как думаете, а так называемый «дух предпринимательства», основательно вытравленный при Союзе (после развала он стихийно ожил, но потом опять был нормализован), — это препятствие на пути к стартап-нации? Можно ли его поощрить сверху?

— Мы готовим разработчиков, а вот станет ли разработчик предпринимателем — это уже история про образ мышления. И здесь действительно в экс-СССР есть некоторые проблемы. Вот пример. Если на какой-нибудь израильской конференции ты спросишь у зала, кто хочет свой стартап, руки поднимут 90 человек из 100. Когда я задал этот вопрос на прошлой неделе в Киеве, руки подняли 10 человек. Поразительно! Меня предупреждали об этом, но я не поверил, пока не спросил. Ментальность совсем другая.

Но знаете что? Мы видим это сейчас в Китае: 10 лет назад там никто не говорил про стартапы, вообще никто, а сейчас — абсолютно все говорят. Я работаю на этом рынке уже 5 лет, и всё менялось у меня на глазах. Сама ментальность молодых людей изменилась за короткий срок. Что-то мне подсказывает, через несколько лет и здесь произойдёт то же самое.

 

Фото: Андрей Давыдчик

 

Осталось 60!

Го донатить

Читайте также
8 онлайн-курсов и интенсивов для Product Manager (февраль, 2024)
8 онлайн-курсов и интенсивов для Product Manager (февраль, 2024)
8 онлайн-курсов и интенсивов для Product Manager (февраль, 2024)
Собрали проверенные онлайн-курсы и интенсивы для Product Manager. В этой подборке: курсы от действующего PM в Microsoft, актуальная специализация по управлению продуктами в сфере AI, курсы для начинающих специалистов и лайфхаки как проходить собеседования на позицию продакта.
2 комментария
11 лучших сертификаций Coursera, чтобы освоить новую специальность (август, 2023)
11 лучших сертификаций Coursera, чтобы освоить новую специальность (август, 2023)
11 лучших сертификаций Coursera, чтобы освоить новую специальность (август, 2023)
Проанализировали Coursera в поисках лучших профессиональных программ на 2023 год, прохождение которых позволит получить востребованную специальность. Рассказываем, на какие направления обратить внимание и как сертификация Coursera помогает изменить вашу карьеру.
1 комментарий
12 онлайн-курсов по языку Java для новичков и профессионалов (август, 2023)
12 онлайн-курсов по языку Java для новичков и профессионалов (август, 2023)
12 онлайн-курсов по языку Java для новичков и профессионалов (август, 2023)
Java по-прежнему входит в список самых популярных языков программирования. Вместе с Digitaldefynd мы составили список курсов по Java, которые подойдут как новичкам, так и людям с опытом программирования, чтобы освоить этот востребованный язык.
7 курсов для будущих и практикующих разработчиков игр на Unity (июнь 2023)
7 курсов для будущих и практикующих разработчиков игр на Unity (июнь 2023)
7 курсов для будущих и практикующих разработчиков игр на Unity (июнь 2023)
Вместе с Digitaldefynd составили список полезных курсов, сертификаций и тренингов, которые помогут освоить профессию разработчика игр на Unity с нуля, а также прокачать свои навыки тем, кто уже работает в гейм-индустрии. 

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментируйте без ограничений

Релоцировались? Теперь вы можете комментировать без верификации аккаунта.

Комментариев пока нет.