Начните карьеру в cybersecurity: вакансии .Net | Python+.Net 🔥 Warsaw

«Один иск может не дать заплатить двум-трём другим сотрудникам». Почему R-Style Lab на грани банкротства и есть ли шанс

Оставить комментарий
«Один иск может не дать заплатить двум-трём другим сотрудникам». Почему R-Style Lab на грани банкротства и есть ли шанс
R-Style Lab, Facebook

R-Style Lab, Facebook

R-Style Lab началась как «стартап» Виталия Никуленко и Вячеслава Бабиенко и стала белорусским R&D офисом крупного российского клиента, обслуживающего госзаказы. Бывший сотрудник рассказал dev.by историю печального финала компании, которую мы затем обсудили с её руководством.

R-Style Lab создана в 2012 году. Основатели нашли инвестора в лице российского системного интегратора и разработчика ПО R-Style. За три года выросли до 120 человек. В планах было вырасти до 300 человек, но кризис в России внёс коррективы — штат сократился до 80-и. Никуленко и Бабиенко вышли из компании в 2015 году, чтобы строить модульные дома и делать мебель. Директором стал Игорь Бессараб. В это время у российского заказчика уже были проблемы — сначала основатель компании Вячеслав Рудников пытался отстранить от руководства директора R- Style и своего кузена Василия Васина, потом были конфликт с партнёром нигерийского происхождения Рилваном Бамгбала и уголовное дело против Рудникова. Позже Василий Васин основал RedSys, которая унаследовала партнёрство с белорусской компанией. Среди заказчиков RedSys были Минобороны РФ, Пенсионный фонд РФ, РЖД, ФТС, Гознак, Ростехнадзор, Ростелеком, СИБУР. В июне 2019 года петербургские налоговики подали иск о признании ООО «РедСис» банкротом.

Сотрудник: «Некоторым не выплатили деньги с апреля»

Рассказ бывшего сотрудника R-Style Lab:

— Российская контора, на которую мы работали, сначала называлась R-Style, соответственно мы — R-Style Lab. Потом мы стали называться ООО  «РСЛ», а россияне — RedSys.

Всё шло неплохо до середины прошлого года, когда RedSys стал задерживать нам выплаты. Московский аккаунт в нашем офисе был основным, он продолжал работать, но денег не приносил.

Последнюю выплату в наш адрес россияне сделали в декабре 2018 года, а в июле 2019-го обанкротились. Наши ребята тогда работали над проектом Пенсионного фонда России — всего на нём было занято около 20 человек.

Как следствие, у нас начались задержки зарплаты: сначала на месяц-полтора, потом на два месяца. В этом году некоторым сотрудникам не выплачивали деньги с апреля.

Когда в июле RedSys сказал, что они банкроты, наши ключевые сотрудники стали уходить.

Увольнялись так: трудовой договор переписывался на 0,25 ставки, с первого числа месяца писалось заявление на отпуск за свой счёт, трудовую никто не отдавал. Долги директор обещал выплатить в течение полугода, когда заработают на других проектах. Но деньги так и не появились. Некоторым удалось вернуть трудовую книжку с записью «по соглашению сторон», ну и всё на этом. Бухгалтерия рассчитать нас не может.

А по нашей последней информации, руководство делает так, чтобы оставшиеся ребята собрали новую фирму, а эту планирует обанкротить. Звучит не очень по отношению к тем сотрудникам, которых бросили.

R-Style Lab, Facebook

R-Style Lab, Facebook

Директор: «Я сказал сотрудникам, что у нас два выхода: либо банкротство, либо долго и упорно закрывать долги за счёт западных проектов»

Соучредитель и директор ООО «РСЛ» Игорь Бессараб согласился ответить на вопросы dev.by.

Компания — банкрот?

Пока нет. Пока сражаемся. Мы семь лет на рынке. Первоначально работали на российского заказчика, потом создали свой отдел продаж и начали двигаться в направлении западного рынка. На протяжении этого времени происходили юридические преобразования, менялись форма собственности и юрлица, но, по сути, заказчик был один — R-Style, в последнее время он назывался RedSys. В течение семи лет мы успешно с ними сотрудничали, и всё было хорошо. Но в последний год у заказчика начались проблемы, и это стало отражаться на нас. Задержки платежей бывали и раньше, но в конце концов расчёт всегда проводился в полном объёме, поэтому к заказчику выработалось доверие. Мы доверяли ему абсолютно. 

В конце 2018 года они погасили все долги за исключением декабря, а в январе снова начались неплатежи. Причины назывались разные, и звучали они адекватно: например, что они перешли на поквартальный расчёт со своим конечным заказчиком и поэтому рассчитаются с нами по окончании квартала. С апреля у нас начались реальные задержки с выплатой зарплаты. Мы ждали завершения второго квартала, какие-то минимальные платежи шли, но в начале августа стало понятно, что это всё, больше денег ждать нечего. Мы остановили работы, российская компания пошла на банкротство.

Сколько россияне вам задолжали?

Озвучивать не хочу, но гораздо больше, чем мы должны своим сотрудникам.

А вы сколько должны сотрудникам?

И эту цифру озвучить не готов.

Хотя бы порядок. До миллиона долларов?

До. Когда ситуация стала понятна, мы использовали все резервы, чтобы вырулить.

В августе я сказал сотрудникам, что у нас два выхода: либо объявлять банкротство, либо долго и упорно закрывать долги за счёт западных проектов.

Для этого нужно было сохранить жизнеспособность компании, так как все резервы были исчерпаны. Производить расчёты можно только от операционной прибыли: вот есть выручка, есть затраты — вся разница идёт на покрытие долгов. На общих собраниях и в индивидуальном порядке мы просили сотрудников не эскалировать проблему (хотя они имеют полное право на это — и моральное, и юридическое), а дать нам время на закрытие долгов. Морально я был готов работать и год, и два, и три, чтобы закрыть все вопросы. 

Основная масса сотрудников согласилась с этим. Некоторые не согласились — полетели иски, и они привели к тому, что ситуация сейчас предбанкротная. Исполнение обязательств перед одним кредитором ведёт к тому, что мы не можем исполнять обязательства перед другими. 

Правда, есть ещё небольшая надежда, что мы вырулим: ведём переговоры с инвесторами, договариваемся по новым проектам. Есть технические возможности взять один-два-три проекта, и это нас, возможно, стабилизирует. Если в ближайшее время мы это не решаем, то придётся объявлять банкротство.

Сколько сейчас в работе западных проектов?

Четыре. 

А сколько исков получили от сотрудников?

Четыре уже есть, и на подходе ещё два-три. Оплатили два с половиной иска.

Как происходило сокращение штата? Когда-то в R-Style Lab было больше 100 человек, а сколько сейчас? 

В начале 2019 года нас было около 70-и, сейчас в районе 30-и. Некоторые говорили, что должны зарабатывать деньги и поэтому увольняются, но уволить их мы не могли, так как не было возможности сделать финальный расчёт. Поэтому мы переводили людей на 0,25 ставки, чтобы у них была возможность устроиться по совместительству. Кто-то уходил без денег, прося отдать трудовую книжку — без неё не брали на новом месте.

Также вы отправляли сотрудников в отпуск за свой счёт. Оформляли задним числом?

Нет, не задним, это было фактическим числом. 

Госорганы знают, что у вас долги по зарплате?

Сейчас узнают, после статьи.

А как удавалось хранить это в тайне так долго?

Потому что жалоб не было. Зарплату мы начисляли (но не перечисляли, так как не было денег) и соответственно уплачивали все налоги. Перед ФСЗН и налоговой долгов нет.

С начала года, получается, ушли около 40 человек. Перед каким количеством сотрудников сейчас долги?

Перед 62-мя с учётом действующих сотрудников.

Реального плана по возврату долгов нет?

Реальный план — один: за счёт операционной прибыли гасить долги.

Но, к сожалению, этот план ломается, потому что есть разные уровни зарплат, есть долги перед ребятами, которые достаточно дорогие: один иск может не дать возможности заплатить двум-трём другим сотрудникам.

Ребята «дорогие» в значении высокооплачиваемые?

Они дорогие во всех отношениях: наша команда всегда была предметом гордости. И сейчас это, конечно, боль.

Какую долю занимал RedSys в структуре доходов?

По-разному. В зависимости от текущих западных проектов — от 50% до 70%. У нас был план развития, мы много инвестировали в развитие западного направления: постоянно вкидывали что-то в маркетинг и продажи, чтобы достучаться до клиента, держали сотрудников на бенче, чтобы была возможность быстро начать какой-то проект.

По сути, прибыль, заработанная на московских проектах, тут же инвестировалась в западное направление. И в этом была ошибка. Нужно было быть более прагматичными — не инвестировать, а копить-копить-копить.

Получается, «подушку» проели. Плюс начались проблемы с западными заказчиками — сократились объёмы работ. Всё сошлось в одной точке.

На вашем сайте R-Style Lab представлена как компания, основанная в Сан-Франциско. А что сейчас с американским офисом?

По сути, его нет, он существует номинально, в интернете, в маркетинговых целях — для содействия продажам. Грубо говоря, в Штатах был коворкинг, а вся операционная деятельность и управление велись отсюда.

В Минске остаётся два юрлица. Вы представляете ООО «РСЛ», открытое в 2016 году. А что случилось с ИООО «Эр-Стайл Лаб», зарегистрированным в 2012-м? (В ЕГР оно имеет статус действующего. — Прим. dev.by).

Сейчас у нас одно юрлицо — ООО «РЛС». Юридические преобразования не в моей компетенции. Могу сказать только, что учредителями ИООО «Эр-Стайл Лаб» были два российских юрлица, там произошла странная история: между владельцами возникли какие-то вопросы, и, чтобы нам под них не подпадать, решили создать новое юрлицо. Может, ИООО «Эр-Стайл Лаб» до сих пор существует, но мы к нему никакого отношения не имеем. Я как директор увольнялся оттуда через суд, потому что у меня не было контакта ни с одним, ни с другим юрлицом.

Кто владелец ООО «РСЛ»?

Я и мой партнёр, гражданин России Алексей, в равных долях.

Кем Алексей является в российской компании RedSys?

Сейчас уже никем. Да, с его помощью, мы держали российские контракты. Потом он отошёл от дел и реального влияния в российской компании не имеет.

Вы стали директором компании в 2015 году, когда оттуда ушли бывшие топ-менеджеры Виталий Никуленко и Вячеслав Бабиенко. Может, они ушли, потому что уже назревали какие-то проблемы?

Не думаю. У них была бизнес-идея, они пошли её реализовывать.

Банкротство RedSys, судя по публикациям, — какая-то мутная, запутанная история. Компания же обанкротилась в июле?

Она не обанкротилась де-юре, и в этом ещё одна проблема. Де-факто она банкрот, не исполняет обязательства перед своими кредиторами, а де-юре — ещё нет.

Минская команда была субподрядчиком российских госпроектов, подрядчиком которых выступал RedSys?

Да, проект был достаточно большой и интересный. Деталей я не могу оглашать из-за NDA. Нас заверяли, что точно рассчитаются, так как проект требовал специальной экспертизы, которой мы обладали и которую сложно найти где-то ещё. У меня до последнего не было ни тени сомнения, что расчёт будет.

С кем вы общались в RedSys?

С технической командой и с президентом компании.

Василием Васиным?

Да. Сейчас он на контакт не выходит. Ещё в июле были ответы, что вот-вот решим вопрос, а сейчас он не отвечает ни на письма, ни на звонки.

За вашей спиной кто-нибудь ещё стоит, кто имеет материальные или моральные обязательства перед компанией?

Никто. Нас — два совладельца, мы на равных, но в данной ситуации ни он, ни я ничего решить не можем. Как директор, как исполнительное лицо, за всё ответственен я.

«С учётом этих кредитов я попал больше всех, я вообще в кошмарной ситуации»

Сотрудники говорят, что один из обсуждаемых планов — обанкротить компанию и открыть новое юрлицо, чтобы продолжить работу.

Я создавать новое юрлицо не буду — это точно.

Речь идёт о создании нового юрлица с другими участниками? 

Я не знаю. Я слышу, что ребята что-то думают, но лично у меня таких планов нет. У меня голова забита другими вопросами, я в этом лично не участвую.

Говорят, вы брали банковские кредиты под операционную деятельность. 

Да, для выплаты зарплаты, под мое личное поручительство, и сейчас эти кредиты будут на мне.

Вы будете отвечать по ним личным имуществом?

Да.

Но субсидиарной ответственности по долгам компании у вас не будет?

Точно могу сказать, что компания не занималась чёрной деятельностью — выводом денег или чем-то подобным. Всё было абсолютно прозрачно. Я искренне верил, что москвичи произведут расчёт, и даже взял ещё один, личный кредит, чтобы помочь сотрудникам продержаться до зарплаты. С учётом этих кредитов я попал больше всех, я вообще в кошмарной ситуации. При этом понимаю, что сотрудники тоже справедливо обижаются.

Вы ведь в R-Style Lab пришли не из ИТ-бизнеса, а из HR? Бывшие топ-менеджеры очень хвалили ваши методы работы с людьми, и вы сами сравнивали себя с садовником, который ухаживает за коллективом-садом.

Да, я пришёл из HR, и это моя метафора, которая отражает суть работы эйчара. Садовник — тот, кто ухаживает за садом: поливает, пропалывает — помогает ему развиваться. И результат этой работы был: до всех этих событий текучка у нас была очень маленькая.

Если продолжить метафору с садом, что случилось с ним сейчас — река пересохла, которая орошала сад, ураган налетел?

Я бы сказал, и то, и то. Для нас эти события были действительно ураганом, в них до конца сложно поверить, ведь уверенность в заказчике была максимальная.

У вас красивый офис в престижном районе Минска. Что планируете с ним делать?

Скоро будем переезжать, такой офис нам сейчас не нужен.


Работа в ИТ в Беларуси​.​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

1. Заполните анонимную форму — 5 минут.
2. Укажите зарплатные (и другие) ожидания.
3. Выберите желаемую индустрию или область деятельности.
4. Получайте релевантные предложения​​.

По теме
Все материалы по теме
Подписывайтесь на «Что к чему» —
анамнез и главные симптомы беларуского ИТ.
Цифры, графика, ничего лишнего. Выходит раз в 2 недели.
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
Читайте также
В России двадцатикратный дефицит специалистов по кибербезопасности
В России двадцатикратный дефицит специалистов по кибербезопасности
В России двадцатикратный дефицит специалистов по кибербезопасности
Huawei релоцирует сотрудников из России в Казахстан и другие страны СНГ
Huawei релоцирует сотрудников из России в Казахстан и другие страны СНГ
Huawei релоцирует сотрудников из России в Казахстан и другие страны СНГ
Украинские хакеры вычислили базу российских военных, притворившись девушками в соцсетях
Украинские хакеры вычислили базу российских военных, притворившись девушками в соцсетях
Украинские хакеры вычислили базу российских военных, притворившись девушками в соцсетях
1 комментарий
В России упал спрос на айтишников
В России упал спрос на айтишников
В России упал спрос на айтишников

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментируйте без ограничений

Релоцировались? Теперь вы можете комментировать без верификации аккаунта.

Комментариев пока нет.