Ищем Системного администратора в On The Spot📍Минск

«Сперва чувствуешь себя парнем из деревни». Как белорус работает в Atlassian

Оставить комментарий
«Сперва чувствуешь себя парнем из деревни». Как белорус работает в Atlassian

Год назад Андрей Худовец вместе с семьёй переехал на другой континент, где свободно разгуливают кенгуру, ползают ядовитые пауки-отшельники и летают крылатые тараканы. Белорус живёт в Сиднее и работает Senior QA Engineer в команде, разрабатывающей Bitbucket. В интервью dev.by он рассказал, как оказался в Atlassian и для чего жертвует $1 в день на образование девочек в Камбодже.  

Читать далее

Взяли у детей глобус и выбрали страну

Андрей увлёкся программированием на BASIC, когда родители подарили ему первый в его жизни компьютер «Байт». В 1997 году он поступил в БГУИР, несмотря на уговоры идти в экономисты. На последних курсах начал искать работу: сначала тестировал, затем учил других это делать, руководил QA-отделом и был PM.

— Когда мне стукнуло 35, мы с женой всерьёз задумались о переезде. У нас давно была мысль о том, что неплохо было бы пожить в стране, где есть и солнце, и океан. И в какой-то момент мы решили, что тянуть некуда: либо сейчас, либо никогда. Мы взяли у детей глобус и начали его изучать. Австралия с её богатой фауной показалась нам наилучшим вариантом. Также подкупило то, что там говорят на английском и не нужно учить новый язык.

Андрей и его семья начали собирать документы на постоянную визу, но получить её не успели: «Один мой знакомый сказал, что ему в LinkedIn постучалась рекрутёр из Atlassian. Сам он не собирался переезжать в Австралию, поэтому предложил мне поговорить с ней».

40 часов на тестовое задание и каверзные вопросы

— Рекрутер предупредила, что это не собеседование, а просто знакомство, готовиться к нему не нужно. Однако первым вопросом было «tell me about yourself», что, на мой взгляд, является ключевым фактором в формировании первого мнения о кандидате. На тестовое задание выделили неделю.

Оно состояло из двух частей: ручного тестирования (нужно было протестировать одну из функций Confluence и написать отчёт) и автоматизированного (разработать тесты и написать сопроводительную документацию). У меня на выполнение задания ушло примерно 40 часов.

На техническом интервью задавали вопросы по разным типам тестирования и моему тестовому заданию: как его делал, почему использовал те или иные методы. Потом дали функцию на Java и попросили найти три бага в коде.

На менеджерском собеседовании спрашивали про прошлые достижения и неудачи, а также задавали каверзные вопросы про гипотетические ситуации из жизни. На этом собеседовании нужно учитывать наши культурные различия и быть позитивно настроенным, рассказывая даже о неприятных событиях.

Уже на следующий день после интервью рекрутер позвонила и предложила позицию Senior QA Engineer, добавив, что меня ждут через три месяца.

Зарплаты, плюсы и минусы рабочей визы

— Если бы мы уезжали по программе «профессиональной иммиграции» (GSM — General Skills Migration) и получали постоянную визу (Skilled Independent Visa), тогда у нас были бы те же социальные блага, что и у австралийцев. Например, нам выплачивали бы $100 компенсации за то, что ребёнок занимается спортом. Но тогда мы бы ехали, можно сказать, вникуда, без работы и жилья.

У рабочей визы, по которой мы приехали в Австралию, есть ограничения: выдаётся она на 4 года, и я могу работать только в Atlassian. Также за каждого ребёнка нужно платить по пять тысяч долларов в год за обучение, чего не пришлось бы делать при постоянной визе.

Из хороших новостей — после двух лет работы Atlassian помогает оформить постоянную визу и даже оплачивает половину расходов. При переезде нам предоставили весь пакет релокации (оплатили дорогу, временное проживание) и прислали большой чек-лист, что нужно сделать перед отъездом (вплоть до продажи автомобиля). Нам оставалось только сесть на самолёт и прилететь.

Перед интервью я пытался узнать больше о зарплатах в Австралии, но безрезультатно. Так и не удалось найти достоверной информации, плюс работодатели выплачивают бонусы, размер которых не разглашается.

При переезде мы составили подробную таблицу со всеми расходами (информацию о них легко найти, в отличие от доходов) и посчитали, что на мою зарплату можно комфортно жить.

Австралийские работодатели обсуждают зарплату «грязными». Налог платишь сам в зависимости от получаемой суммы: чем она выше, тем больше налог (от 0 до 45 процентов). Здесь нет большой разницы между айтишными зарплатами и не айтишными. Врачи, юристы тоже не жалуются на оплату труда. Слышал, что опытные юристы берут от $500 в час.

Небоскрёбы на крышах старых зданий и крылатые тараканы

— Сидней — очень красивый город, у него четыре больших порта, куда заходят огромные круизные лайнеры. Первое, что бросилось в глаза — архитектура, совсем не похожая на европейскую. Дело в том, что земля в Австралии дорогая, и дома строят буквально друг на друге. На крыше старых зданий часто выстраивают небоскрёбы.

В первый же день мы пошли в ботанический сад и увидели необычную для нашего менталитета табличку: «трогайте растения, лежите на траве, общайтесь с природой». Люди вокруг очень приветливые. Ехали мы как-то в метро, и незнакомая женщина говорит: «О, вы явно не местные, приходите в гости пить чай». Мы, конечно, не пошли, постеснялись, но было приятно, что к тебе, иностранцу, так относятся.

Многие мои знакомые расспрашивают про пауков, змей, крокодилов, акул. По приезду мы сразу же купили специальный спрей от насекомых. Однако в городе их практически нет, а на природе они прячутся от людей. К нам в квартиру, правда, пару раз заползали жирные крылатые тараканы. Собирались всей семьёй посмотреть на них и побрызгать отравой. Пауки здесь — гораздо меньшая проблема чем, например, клещи в Беларуси. Иногда встречаем и змей, но тут никто не заморачивается на эту тему.

А вот кенгуру действительно очень много: они свободно разгуливают по паркам и за городом. Для автомобилистов, к сожалению, создают большие хлопоты: выпрыгивают на дорогу и часто попадают под колёса.

Даже у основателей Atlassian нет парковочного места

— Жильё в Австралии дорогое и снять его сложно. Бывает, на одну квартиру очередь до 70-ти человек. Сюда прибывает много эмигрантов, плюс инвесторы из Китая покупают квартиры и не живут в них. Всё это подогревает спрос.

Atlassian выделила нам машину и человека, который помогал искать апартаменты. Нам отказывали до тех пор, пока мы не наткнулись на русского арендатора. С ним мы быстро нашли общий язык, и мой помощник сказал, что скорее всего квартиру нам сдадут. Так и вышло. Стоимость — $530 в неделю.

Передвигаться по центру Сиднея на машине неудобно: большие пробки и стоимость парковки от $50 в день. Даже у основателей Atlassian нет парковочного места, они ездят на общественном транспорте. Многие предпочитают мотоциклы, для них парковки бесплатные. Самый надёжный вид транспорта — поезда. Они двухэтажные, с кондиционерами. А вот автобусы курсируют плохо: расписание не соблюдают и, чтобы они остановились, нужно махать рукой.

Как найти своё место в команде

— В Atlassian нет классического тестирования, поэтому когда я спросил, какие у меня будут обязанности, мне ответили «не волнуйся, разберёмся». По приезду оказалось, что одна из неявных задач новых сотрудников — найти своё место в команде и придумать, чем ты будешь заниматься. Поэтому я стараюсь выбирать те области, в которых максимально полезен. Сначала меня отправили на Jira, а спустя три месяца перевели на Bitbucket.

Каждый квартал у нас проходят внутренние хакатоны. На одном из них я разработал инструмент, который автоматизирует подготовку тестовой среды в AWS, и сейчас развиваю это направление.  

Моя роль на проекте довольно абстрактная — помогаю команде выпускать качественный продукт. Поэтому обязанности немного сумбурные. Я обучаю разработчиков эффективно проводить тесты, готовлю тестовую среду, помогаю составлять планы нагрузочного тестирования, просматриваю баги, которые находят пользователи, приоритезирую их и отдаю на исправление.

Также я отвечаю за организацию митингов, где мы обсуждаем, какие тесты нужны для определённых фич. Раз в неделю QA-инженеры из разных команд собираются и обсуждают, например, как повысить скорость билдов, сделать их более стабильными и пр.

Я как машинное масло: делаю всё, чтобы у разработчиков тесты проходили гладко. Например, команде нужны тестовые данные — могу написать скрипт, а могу объяснить, как нужно делать, и сказать «сгенерируйте сами». Есть у меня такая свобода. Писать код тоже приходится довольно часто. Изучил Ansible, Kubernetes, Python, AWS.

Непонятный акцент и синдром самозванца

— Первый мой челлендж в Atlassian — преодолеть языковой барьер. Дело в том, что здесь работают люди из разных стран (Вьетнама, Индии, Китая, США, Великобритании и многих других). Сложнее всего было понять австралийский акцент, особенно когда употребляют сокращения и терминологию. Поначалу чувствуешь себя парнем из деревни. Но, как потом оказалось, я не один такой.

Сидим мы как-то втроём: китаец, американец и я. Китаец говорит: мол, я бы провёл митинг, но плохо понимаю австралийцев. Я ему отвечаю, что у меня такая же проблема. И американец нам вторит: «Я тоже их слабо понимаю». И тогда я немного расслабился. Понять местный говор помогло радио, которое я слушал каждый день по дороге на работу. Через полгода барьер стал уменьшаться.

В Atlassian работает много умных людей. Первое время было ощущение, что к тебе подойдут и скажут: «Слушай, мы тут подумали, поезжай-ка ты обратно». Это называется «синдромом самозванца»: тебе кажется, что нанять тебя было ошибкой компании, ты не можешь находиться среди таких умных людей. Но в Atlassian о такой проблеме знают и помогают новичкам с ней справиться.

$1 в день на обучение девочек из Камбоджи

— Если брать в целом процесс разработки, то особой разницы с минскими компаниями я не заметил. Белорусские ИТ-бизнесы достаточно развиты и по организации труда соответствуют западным. Что отличает австралийские ИТ-компании, так это то, что многие сотрудники работают из дома.

Первое, что бросилось в глаза — большой фокус на благотворительности. Atlassian перечисляет 1 процент прибыли в помощь нуждающимся. При этом привлекает другие компании к филантропии и пропагандирует эту философию. Сотрудникам выделяют 5 дней в году для участия в социальных мероприятиях.

Я, например, два раза сортировал одежду, которую собрали для бедных. А завтра буду проводить экскурсию для школьников. Один доллар в день со своей зарплаты перечисляю на обучение девочек в Камбодже. Как нам сказали, этот доллар помогает получить образование пяти ученицам. Думаю, в этом году запишусь на два доллара.

Не халявный абонемент, а программа по улучшению здоровья

— Atlassian ежегодно выделяет сотрудникам два бюджета на самообразование: $3 тысячи на курсы и конференции и $200, которые можно потратить на что угодно.

Внутри компании проходит много тренингов и мастер-классов. Сейчас, например, действует программа по улучшению здоровья. В начале месяца измеряют рост, вес, пульс при нагрузках. Затем составляют индивидуальный план тренировок и питания, а через месяц повторяют замеры. При этом тренажёрный зал не оплачивают.

Многие ИТ-компании копируют друг друга, предоставляя одинаковые плюшки и условия труда. А Atlassian ни за кем не повторяет, при этом ты чувствуешь, что компания заботится о сотрудниках. К примеру, у нас стоят раздвижные столы, за которыми можно работать не только сидя, но и стоя.

Среди айтишных компаний Atlassian — самая крупная и сама желанная для местных ИТ-специалистов. Она растёт и постепенно бюрократизируется, но атмосфера стартапа пока ещё сохраняется.

Австралийцы большие любители кофе, но в офисе у нас нет кофемашин. Объясняют это тем, что «люди должны социализироваться, ходить пить кофе наружу и общаться друг с другом». Зато в холодильнике всегда есть еда, пиво, вино. Никто, конечно, в рабочее время не пьёт алкоголь, разве что после работы.

Если честно, Австралия не лучшая страна для стартапов: когда ребята начинали пилить Jira, людей вообще не было, пришлось привозить из-за границы. В сравнении со Штатами, ИТ-бизнес здесь я бы охарактеризовал как вялый — многие из моих знакомых айтишников работают на госпредприятиях, в банках. Здесь много контрактной работы, поэтому если тебя перевели «на постоянку», это считается привилегией.

Кемпинг, барбекю и прогулки в горы

— Вокруг Сиднея очень красивая природа, поэтому люди часто выезжают на кемпинг, ставят палатки, ночуют на природе. У причалов — много лодок, яхт, катеров — австралийцы любят сёрфинг и рыбалку. Самый популярный отдых — барбекю, австралийцы слегка помешаны на нём. Можно прямо на балконе поставить печь для барбекю и готовить мясо. Наши соседи так и делают, но я пока не решаюсь.

Из дешёвых увлечений предпочитают прогулки по лесу. В Сиднее тысячи километров пешеходных троп. За полчаса ходьбы можно оказаться в лесу, потом пройти ещё 10 км и выйти в цивилизацию.

В Австралии невозможно быть вегетарианцем, здесь очень вкусное, натуральное мясо. Правда, я так и не понял, что такое австралийская кухня. В меню в национальном ресторане были бургеры, пицца, кенгурятина — она считается экологически чистым мясом.

Австралийцы помешаны на кофе. Никогда не думал, что этот напиток может быть таким вкусным. Люди с самого утра выстраиваются в очередь, иногда по 30 человек может быть, чтобы выпить кофе перед работой. Кассир пишет на кружке твоё имя и передаёт её бармену. Когда заказ готов, он очень громко называет имя, и ты пробираешься через всю очередь, чтобы забрать.   

Если честно, я не считаю себя навсегда уехавшим из Беларуси. Но хотел бы оставаться в Австралии как можно дольше.

 

Фото: их архива героя.

Подписывайтесь на «Что к чему» —
анамнез и главные симптомы беларуского ИТ.
Цифры, графика, ничего лишнего. Выходит раз в 2 недели.
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
Читайте также
Пара айтишников переехала в Австралию. Впечатления, цены, жильё
Пара айтишников переехала в Австралию. Впечатления, цены, жильё
Пара айтишников переехала в Австралию. Впечатления, цены, жильё
15 комментариев
Австралийская школа запретила старшеклассникам пользоваться телефонами. Как поменялось поведение детей
Австралийская школа запретила старшеклассникам пользоваться телефонами. Как поменялось поведение детей
Австралийская школа запретила старшеклассникам пользоваться телефонами. Как поменялось поведение детей
В Австралии производитель марихуаны эффектно заявил о себе — тестировал светодиодные лампы
В Австралии производитель марихуаны эффектно заявил о себе — тестировал светодиодные лампы
В Австралии производитель марихуаны эффектно заявил о себе — тестировал светодиодные лампы
Айтишная пара уезжает из Гданьска в Австралию. Готовились 2,5 года — история про визу
Айтишная пара уезжает из Гданьска в Австралию. Готовились 2,5 года — история про визу
Айтишная пара уезжает из Гданьска в Австралию. Готовились 2,5 года — история про визу
7 комментариев

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментируйте без ограничений

Релоцировались? Теперь вы можете комментировать без верификации аккаунта.

Комментариев пока нет.