«Здесь ни разу не приходилось буквально выпрашивать повышение». Почему бывшие сотрудники возвращаются обратно

Оставить комментарий
«Здесь ни разу не приходилось буквально выпрашивать повышение». Почему бывшие сотрудники возвращаются обратно

Как правило, рекрутеры не перестают держать кандидатов в поле зрения даже после их ухода из компании. В некоторых фирмах считается правилом хорошего тона поддерживать отношения с бывшими сотрудниками и приглашать их на корпоративы. В последние годы эти тенденции укрепляются.

Так, например, The Workforce Institute и WorkplaceTrends.com провели опрос среди работников и работодателей. Его результаты показали, что отношение к сотрудникам, которые решают вернуться на прежнее рабочее место, становится теплее. Так, почти 50 процентов эйчаров признали, что их компании раньше не приветствовали возвращение сотрудников, независимо от обстоятельств расставания и их профессиональных качеств. При этом около 76 процентов эйчаров отметили, что относятся к практике найма экс-сотрудников лучше, чем раньше. С ними солидарно две трети менеджеров.

Хотят ли сами «бывшие» возвращаться и в каких случаях? Около 40 процентов респондентов из числа сотрудников ответили, что были бы не против вернуться к экс-работодателю. 15 процентам опрошенных уже  доводилось возвращаться.

Авторы исследования полагают, что сотрудники-«бумеранги» создают повышенную и неожиданную конкуренцию, которая позитивно сказывается на рынке труда.

Как обстоят дела в белорусских компаниях? У каждой из них собственная статистика «камбэков» специалистов. Например, в минский центр разработки Intetics за 2 года вернулось 12 человек, по компании в целом — 45. Всего в белорусском офисе работает 220+ человек, в компании в целом — 800+.  

Dev.by поговорил с Senior Full-Stack разработчиком Дмитрием Плющаевым и Senior Software Engineer Владиславом Авдейчиком, которые после 5 лет работы в Intetics покинули её, а примерно месяц назад вернулись.

Дмитрий Плющаев: «Не притёрся с командой, боссы вежливо попросили бросить вёсла и покинуть галеру»

Как пришёл

— Я закончил радиотехнический колледж и сразу после выпуска начал заниматься программированием. Intetics стала моим третьим по счёту местом работы.

Как работалось 

Более 5 лет я работал на одном из самых, наверное, крупных проектов компании. Мы занимались разработкой и доработкой довольно известной CRM-системы. Когда-то на нём было задействовано до 50 человек. Это действующий, матёрый продукт, который пережил несколько стадий улучшений, особенно в последние годы. Когда он к нам пришёл, его дизайн и стилистика напоминали моду 2000-х. Продукт был очень медленным и некрасивым. Мы многое в нём изменили, сейчас он выглядит как современная CRM-система.

Время моего прихода в Intetics совпало с расширением проекта. Американским владельцам продукта удалось зацепить  крупных клиентов с громкими именами. И это позволило нанять больше разработчиков. Можно сказать, что я попал в колею. Сначала мы занимались просто баг-фиксингом, а потом машина завелась: структурировали задачи, появились команды, тимлиды в них. Я был в подразделении, которое занималось улучшением производительности системы.

Иногда хотелось переписать CRM с чистого листа, и это было бы даже проще. Но мы не могли этого сделать, потому что ею уже пользовалось много кастомеров, и была очень жёсткая поддержка обратной совместимости. На самом деле старые, матёрые проекты до сих пор приносят прибыль. Инвестиции в этот проект были частыми, плюс он получал стабильный доход от клиентов. Поэтому нужно было плавно улучшать его, чтобы не потерять и не разозлить кастомеров.

Одним из челленджей на этом проекте я бы назвал оптимизацию SQL запросов к базе данных IBM — DB2. Дело в том, что CRM-система местами  использует довольно сложные, объёмные запросы, которые потребляют много ресурсов. Поиск решений всегда был творческим, на поверхности ответов не было, нужно было копать, изучать тему. Помню, сталкивался с трудностями, на поиск решения уходило до 7 дней. Зато результаты всегда радовали.

Здесь я приобрёл без лишней скромности самый большой опыт в разработке: прокачал навыки, необходимые PHP фулстек-разработчику, и, помимо прочего, опыт оптимизации любых частей приложения, улучшения производительности системы.

В первый мой приход Intetics была гораздо меньше, занимала всего один этаж и только перебиралась на второй (сейчас три этажа). Было тесно, все друг друга хорошо знали. Вечеринки проходили на кухне, и мы все там помещались. Они были частыми, с пивом и пиццей, и это было прекрасно. Потом из-за расширения людей стало гораздо больше, теперь в кухню все не помещаются, стало сложнее знакомиться. Если раньше $50 на вечеринку — это было ок, то потом, естественно, даже пива на всех нельзя было купить на эти деньги.

Почему ушёл

Ушёл я не по своей воле, а потому что администрация проекта на стороне заказчика решила провести реструктуризацию и сократила много людей. Это для всех стало сюрпризом. Но компания не сказала: «Ребята, подписывайте бумаги и расходимся». Нет, наоборот, предложила продолжать сотрудничество, пока не найдётся новый проект. Но почти все решили, что сидеть на бенче без конкретного проекта они не хотят и разошлись по компаниям буквально за несколько недель.

Я подождал, побродил по другим проектам, а потом принял оффер от швейцарской компании. Работал в минском офисе над системой для страхования. У нас было непрерывное общение с головным офисом, дважды я ездил в командировки в Швейцарию и Австрию. И там, и там очень красиво, но дорого. Переехать в Швейцарию жить и работать непросто: чтобы получить ВНЖ, нужно владеть какой-нибудь недвижимостью. Если ты можешь купить дом или квартиру в Цюрихе, которая стоит, скажем, полмиллиона евро, тогда, пожалуйста, приезжай, живи.

Почему вернулся

Проработал я в этой компании 13 месяцев. Почему так мало по сравнению с 5 годами в Intetics? Не сработался с командой, не притёрлись, как говорится. Начальство заметило напряжение в коллективе, а известно, что швейцарцы, как и немцы, очень практичны (Quadratisch. Praktisch. Gut.). В определённый момент боссы вежливо попросили бросить вёсла и покинуть галеру. Я особо не расстраивался, потому что работать в команде, где тебе некомфортно, — это сомнительное удовольствие. Даже несмотря на то, что в целом там работали замечательные люди, и мы были довольно дружны.

В этот момент меня подобрал рядом проплывающий фрегат под названием Intetics. 

Онбординга как такового в этот раз у меня не было. Все были в курсе, что я раньше работал в Intetics.

Но от одной официальной процедуры никуда не денешься — встреча с HR компании. Пришлось выслушать питч о том, что нового в компании случилось за последнее время.

Технического интервью не было, потому что мой PM отлично меня знает, никто даже не ставил под сомнение, гожусь ли я для этой вакансии.

Что изменилось

Я вернулся на тот же проект и на ту же позицию, что и прошлый раз. Я снова занимаюсь производительностью и оптимизацией CRM-системы. Сейчас на проекте около 20 человек.

Многое в компании осталось по-старому, и мне это нравится. Правда, ходишь по офису и видишь много незнакомых лиц. Проекты, которые я знал, сильно выросли. Появились новые активити со стороны компании. На нашем этаже ремонт намечается, на кухне ходят строители с карандашами, столы носят.

После возвращения мне показалось, что компания стала больше участвовать в жизни проектов, помогать командам ресурсами, иногда и бюджетом. В общем, стало больше возможностей. При этом топ-менеджмент по-прежнему не вмешивается в рабочие процессы. Каждая команда сама решает, как ей работать. 

Владислав Авдейчик: «В диком аутсорсе было интересно, но меня хватило на два года»

Как пришёл

— Я учился в БНТУ на специальности «автоматизация технологических процессов и производств». После университета попал в мясорубку обязательного распределения на завод инженером-конструктором. Там был классный коллектив и совершенно смешная заработная плата — чуть больше, чем две стипендии. Через год я перевёлся в «Беларусбанк», где проработал 7 лет в разных должностях. Банк большой, коллектив в нём сложный и разнообразный, но мне повезло с руководством, поэтому я там так долго и пробыл.

Ушёл по довольно странной для некоторых людей причине: после очередной реструктуризации наш отдел электронного информирования решили переименовать в отдел идеологии. И моя душевная организация не выдержала этого. Я не видел себя работником отдела идеологии.

Intetics была третьей или четвёртой компанией, куда я пришёл со своим резюме. Большинство условий здесь мне показались привлекательными.

Как работалось

В Intetics я занимался кастомизацией продукта CRM системы для конкретного заказчика — это достаточно ровный проект, без резких скачков и особых вызовов. Я проработал на нём почти пять лет. Для меня это был первый крупный проект, где работали по Scrum, в банке такого, конечно, не было. Многое успел попробовать: от разработки функционала и багофикса до эстимейтов конкретных задач и согласования с заказчиком.  

Одна из причин, почему я первый раз так долго проработал в Intetics — мне ни разу не пришлось выпрашивать повышения. Компания сама раз в год предлагала пройти аттестацию, по результатам которой говорила: «А давайте теперь будем платить вам больше». Я отвечал: «Хорошо, давайте». В других компаниях этот процесс как минимум нужно было самому инициировать, а иногда даже и выпрашивать.

Благодаря моему предыдущему опыту могу сказать, что отношение к персоналу в ИТ-компаниях очень сильно отличается от государственных предприятий. Когда я увольнялся из Беларусбанка, напутственное слово было  таким: «Ты же понимаешь, что больше сюда не вернёшься». Когда уходил из Intetics, мне сказали: «Будем рады видеть тебя когда-нибудь вновь».

Почему ушёл

Потому что проект закончился. У меня были варианты: сидеть на бенче или искать работу самому. Пару месяцев посидел, делал всё, до чего раньше руки не доходили, закрывал старые баги, изучал незнакомые фреймворки. И так как проекта, который бы меня заинтересовал, не нашлось, я решил сам поискать.

Поиск занял примерно две недели. А оффер принял от аутсорсинговой компании, где мне понравилось собеседование. На нём практически не было ни одного технического вопроса. Мы просто поговорили о непростой жизни программиста, и меня пригласили на работу.

В итоге это оказался дикий аутсорс — много проектов, куча технологий. На тот момент это было именно то, чего мне хотелось после размеренной работы в Intetics. Атмосфера, когда нужно что-то быстро делать, подразумевает хорошо налаженные процессы. И они действительно были на хорошем уровне. Опыт работы в таких компаниях получаешь богатый и разнообразный: микросервисы, последние версии языков, новые фреймворки, есть возможность влиять на архитектуру приложения. В общем, коктейль гремучий, но подходит на ограниченный промежуток времени. Меня хватило на 2 года.

Почему вернулся

Просто так совпало, что при прочих равных я выбрал этот вариант. На улице встретился с коллегой, обычным девелопером, мы с ним поговорили, и вскоре я снова был в строю.

Внутренних собеседований на этот раз не было, да и зачем, 5 лет до этого вместе работали. Беседовал только с заказчиком, который принимал решение о найме.

Что изменилось

Сейчас я работаю на бельгийском проекте. Мы делаем одну из систем автоматизации города, которая, кстати, и так в Бельгии на хорошем уровне. Основной наш фокус — это электронные знаки на дорогах. С их помощью можно, например, забронировать место на парковке. Самое сложное в нашем проекте — это интеграция с инфраструктурой города и большим количеством систем, в том числе с полицейскими — вдруг кто-то паркуется не там, где надо. А самое интересное для меня здесь в том, что можно пощупать то, что делаешь. Как? Приехать в Антверпен в командировку или отпуск и посмотреть на свою работу.

Почему я пришёл на этот проект, а не на тот, с которого уходил? Потому что CRM-система — это всё-таки вещь в себе. Заказчик не использует сторонние фреймворки, у него всё своё. Это интересно, но не очень перспективно в случае, если захочешь поменять работу. С этим вопросом я столкнулся, когда проект неожиданно закрыли. Я пришёл на рынок, и меня спросили: а какими вы владеете фреймворками? Я ответил, что многое изучал сам, но на реальных проектах применять не приходилось. Мне в ответ — почему?

Поэтому сейчас я стараюсь выбирать проекты, которые дают конкурентные знания на рынке.

​резюме от разработчиков

  1. Когда возвращаешься в компанию, где когда-то работал, то приносишь с собой новый опыт. Благодаря ему многие задачи получается решать лучше и эффективнее, чем раньше.
  2. Поработав в другой компании, избавляешься от чувства рутины, которое может накопиться, если долго сидишь на одном проекте. Попробовав что-то другое, прямо-таки чувствуешь, как «гора с плеч падает». 
  3. Когда возвращаешься в знакомое место, получаешь положительные эмоции от встреч с коллегами, которые тебе рады. Чувствуешь себя нужным.
  4. Минус может быть в том, что ты прервал карьеру в конкретной компании и придётся нарабатывать свой стаж с нуля. Чем дольше работаешь в компании, тем больше у тебя заслуга за стаж. Например, «старожилы» в Intetics получают дополнительные плюшки за лояльность к компании. 
  5. Маленькая компания — это, возможно, больше денег и комфорта, но при этом отсутствие гарантий, надёжности. Средние и большие компании избавляют тебя от этого риска. Если с одним проектом не срастётся, можно пойти на другой. 
По теме
Все материалы по теме
Подписывайтесь на «Что к чему» —
анамнез и главные симптомы беларуского ИТ.
Цифры, графика, ничего лишнего. Выходит раз в 2 недели.
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
Читайте также
В России восстанавливается спрос на мобильных разработчиков
В России восстанавливается спрос на мобильных разработчиков
В России восстанавливается спрос на мобильных разработчиков
В России создатели игры о противостоянии польским захватчикам удалили сайт и ушли из соцсетей
В России создатели игры о противостоянии польским захватчикам удалили сайт и ушли из соцсетей
В России создатели игры о противостоянии польским захватчикам удалили сайт и ушли из соцсетей
Около 20 млн британцев могут получить компенсации от Apple
Около 20 млн британцев могут получить компенсации от Apple
Около 20 млн британцев могут получить компенсации от Apple
В России считают опасными западные видеоигры — это «инструмент мягкой силы»
В России считают опасными западные видеоигры — это «инструмент мягкой силы»
В России считают опасными западные видеоигры — это «инструмент мягкой силы»

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментируйте без ограничений

Релоцировались? Теперь вы можете комментировать без верификации аккаунта.

Комментариев пока нет.