«В худшем случае через 10 лет будем торчать на Земле». Айтишник, который начинал в 1987, о прошлом и будущем

Катаемся на велосипедах по Гданьску с тризовцем и продакт-менеджером в EPAM, вспоминаем 90-е в Минске, думаем о будущем.

15 комментариев
«В худшем случае через 10 лет будем торчать на Земле». Айтишник, который начинал в 1987, о прошлом и будущем

Катаемся на велосипедах по Гданьску с тризовцем и продакт-менеджером в EPAM, вспоминаем 90-е в Минске, думаем о будущем.

В порядке терапии dev.by вышел на осеннюю велопрогулку с тренером по ТРИЗ и продакт-менеджером в EPAM Андреем Курьяном. В ИТ Андрей с 1987 года. До недавних пор любил кататься по велодорожке в Минске, сегодня осваивает веломаршруты в Гданьске. Говорим с Андреем о его карьере в ИТ, вспоминаем 90-е, сравниваем айтишников 30 лет назад и сейчас и решаем, какое время в ИТ «самое отличное». И радуемся красивым видам, конечно.

Мы встречаемся у бизнес-центра Olivia Star, самого высокого здания в Гданьске. Тут и офис EPAM, и целый комплекс городских радостей: футуристическая оранжерея, смотровая площадка на 32-м этаже, отличная велодорожка по соседству. Отсюда удобно стартовать по любимым гданьским местам, но перед этим удобно устраиваемся в оранжерее и переносимся в Минск 1987 года.

Ещё раз про большие компьютеры и изобретающую машину

— Весной 1987 года я оканчивал 5-й курс факультета электросвязи МРТИ (ныне БГУИР). Тогда ещё не было персональных компьютеров, чтобы сделать какие-то вычисления, нужно было бронировать время для работы в вычислительном центре. Мы с друзьями сидели в этом компьютерном центре МРТИ, когда к нам пришёл Валерий Цуриков. Ему было 35, он только вернулся со стажировки из Англии и привёз оттуда персональный компьютер. Он рассказал, что собирается делать изобретающую машину и что ему нужны программисты.

В то время мы много сил тратили на борьбу с железом и софтом. Большой компьютер делал то же самое, что сегодня смартфон, — вычислял. Только жесткие диски находились на одном этаже, процессоры в корпусах — на другом, а терминал (экран с клавиатурой) стоял в закутке огромного помещения. Я сейчас удивляюсь, как мы вообще могли что-то делать на тех компьютерах. С первыми ПК тоже было сложно. Программного обеспечения для них было мало. В СССР своего не было, поэтому пользовались только тем, что можно было добыть за границей. Цуриков как-то сказал, что когда мы только начинали проект изобретающей машины, то были похожи на камикадзе — сунулись в совершенно новую тему да ещё с новым языком программирования — Prolog.

…Первое время мы приходили к Цурикову домой и работали на его персональном компьютере. А через пару месяцев появилась лаборатория интеллектуальных систем — объединённая лаборатория МРТИ, Института кибернетики и Академии наук. 

От Института кибернетики в лабораторию входила группа Владимира Голенкова, которая проектировала компьютер, заточенный под работу с семантическими сетями. От Академии наук — группа профессора Виктора Мартынова, лингвисты, занимавшиеся формализацией языка. У Мартынова была прорывная для того времени работа по универсальному семантическому коду. Он пытался описать мировые языки, выявить сердцевину и составить код — грубо говоря, научить компьютер понимать естественные языки. 

Представьте, объединились три достаточно серьёзные научные группы: две сложившиеся и одна молодая — Цуриков со своей идеей изобретающей машины, молодые программисты, готовые всё это закодить, и специалисты по ТРИЗ. Всего человек 40-50. Это было крутое сообщество. 

Как минимум раз в неделю мы проводили внутренний научный семинар: я только потом стал понимать, насколько мощный заряд знаний они давали. В основном участвовали минчане, но тризовцы к нам приезжали со всего Союза.

И так как в стенах МРТИ приткнуться лаборатории было негде, для нас сняли целый этаж в общежитии ПТУ на Ваупшасова. Наш восьмой этаж отгородили металлическими решётками, чтобы пройти, их надо было открывать ключом. В 1988-м туда завезли персональные компьютеры. Да, бюджет трёх организаций позволял это сделать, деньги ещё были. Они закончились в 91-м, а до тех пор славное было время. 

Всё же компьютеров не хватало, приходилось работать посменно. Некоторые ребята неделями не вылазили из лаборатории — благо, инфраструктура позволяла там жить: были туалет, душ, общая кухня. Народ собрал пару кроватей и оборудовал спальню, покупал еду, готовил.

В первой половине дня мы проводили семинары, а вечером и ночью, когда пэтэушники отдыхали и веселились, мы кодили. Вот в такой атмосфере делалась изобретающая машина. Слова «стартап» тогда ещё не было. Но это был он.

Про мотивацию айтишников и первый успех

В конце 80-х было ещё неочевидно, что ИТ-сфера станет столь прибыльной и перспективной.

Правда, это уже можно было предчувствовать. Но тогда ещё был Советский Союз, и перспективы оценивались чуть иначе: не с точки зрения профессии, а с точки зрения возможностей, которые даёт место работы. Так, например, работа в торговле казалась перспективной, потому что давала доступ к дефицитным товарам. Всё, что связано с экономикой, тоже было популярным. А вот ИТ относился скорее к научной сфере, и с его будущим было не всё понятно. Как перспективная с точки зрения карьеры ИТ-сфера стала распознаваться во второй половине 90-х, не раньше. Поэтому соглашусь, что тогда в ИТ шли скорее из интереса, чем из рациональных соображений. 

В 89-м году мы создали кооператив, ЗАО «Научно-Исследовательская Лаборатория Изобретающих Машин» (НИЛИМ), и все участники команды из первого состава стали кооператорами со своими долями. Дату рождения НИЛИМ я запомнил хорошо — 12 апреля. Это было достаточно интересное время, потому что у нас уже был готов продукт и он начал пользоваться спросом. 

С 1989 до 1991 год более 600 предприятий по всему Союзу купили изобретающую машину. 

Изобретающая машина — это ПО, мы продавали дискеты и лицензию. Но надо понимать, что ПО надо было на чём-то запускать, поэтому вместе с дискетами предприятия покупали персональные компьютеры. 

Компьютеры сначала были привозные, а потом на заводе им. Орджоникидзе стали собирать персоналки из китайский и тайваньских комплектующих. Кооператив мог их оптом закупать и перепродавать. Помню, представители предприятий-клиентов ждали, когда приедет их коробка с компьютером. Итого они увозили 1-3 компа с установленной изобретающей машиной и парочкой компьютерных игр в придачу. Это была недешевая покупка, но у предприятий были деньги и они готовы были платить.

В результате у нас был доход ещё и от перепродажи техники. Но, думаю, изобретающая машина в цене «весила» неслабо: если не половину, то треть точно.

По итогам 89-го года члены кооператива получили по 5000 рублей премии. А средняя зарплата в то время была 200-300 рублей. 

Про деньги и ощущение богатства

Стали ли мы богатыми людьми? На самом деле, мы не успели это почувствовать. Коммерческий успех пришёл к НИЛИМ в 89-90-м годах, а в 91-м всё резко прекратилось. Помню, что половину своего 5-тысячного бонуса я потратил на покупку с рук цветного телевизора.

Отношение к деньгам тогда было другим: за них ничего нельзя было купить, в магазинах ведь ничего не было. Правда можно было пойти в ресторан (дорогое тогда удовольствие, особенно если заказывать спиртное) или купить дорогие продукты, например, привозные фрукты на рынке. Ещё можно было вкладываться в недвижимость. Но я был молод и глуп, нужды в недвижимости в ту пору у меня не было.

Но повторюсь: это всё быстро закончилось. Пришёл 91-й год, развалился СССР, а вместе с ним и наш бизнес. Мы ориентировались на предприятия внутри СССР. Пока они управлялись централизованно через Госплан, им выделялись бюджеты; в конце 80-х, перед самым развалом, они получили возможность тратить деньги более-менее свободно и стали покупать изобретающую машину. Это была не самая плохая покупка. 

Впрочем, не думаю, что она успела окупиться. Первыми после развала пострадали связи между предприятиями — разрушились логистические цепочки, и ни о каких инновациях речи уже не шло.

А в 93-м году в НИЛИМ случился кризис, в результате которого первый состав программистов ушёл. 

Скучная история, типичная. Все разработчики первого состава были совладельцами со своими взглядами на то, как правильно развиваться дальше. В какой-то момент начались разногласия, в том числе связанные с финансами.

Кооператив преобразовался в ЗАО, но тогда никто толком не понимал, что такое акции, и когда мы уходили из компании, то это ничем не отличалось от обычного увольнения. Компания купила у нас акции по балансовой стоимости — она была приблизительно равна нулю. 

Аутсорс. И снова отличное время

Не ностальгирую, но отдаю себе отчет в том, что это было отличное время. Что было потом? Аутсорс. Из НИЛИМ ушли несколько групп программистов. Одна создала компанию OrientSoft, которая начала работать с западными заказами. Мы с коллегами решили поработать по старым связям и создали другую компанию, но попытка оказалась неудачной, и в 96-м году я тоже перешёл в компанию OrientSoft.

Это был островок стабильности для маленькой команды, меньше 20 человек. Был самый разгар кризиса, а они уже зарекомендовали себя как классные программисты и начали получать первые заказы из Канады. Средние зарплаты в стране тогда были 30-50 долларов, а в OrientSoft — несколько сотен. Я начал работать как бизнес-аналитик: когда приходил запрос от клиента, я оценивал его с точки зрения инноваций. Это было интересно.

Как такового ИТ-сообщества в стране тогда не было. Это были закрытые компании, которые вели закрытый бизнес со своими клиентами, особо его не афишируя. Из-за высоких налогов зарплаты большей частью платились вчёрную. Так было до начала нулевых, когда появился «Инфопарк» — предшественник ПВТ — и добился налоговых льгот.

В 90-е среди программистов было чёткое поколенченское разделение: старые айтишники и новая поросль. Компании, которые зародились в 90-х, начали обрастать клиентами, и им срочно понадобились новые руки. Сначала рост был медленный, но после 97-го он стал бурным. И вот тогда компании стали перетягивать друг у друга сотрудников, «мести» выпускников с профильных факультетов. И айтишники стали выходить из тени, их образ стал меняться.

Бородач в растянутом свитере — да, такой типаж был. Он скорее про научного сотрудника, чем про айтишника, просто в 80-х это была одна и та же категория людей. Ему на смену пришёл молодой человек с большой зарплатой, амбициями, хорошим образованием в области математики и знанием языка программирования. Точнее были две категории: 1) с хорошим знанием математики и знанием какого-то языка программирования и 2) с хорошим знанием языка программирования и каким-то знанием математики. Вторым было сложно адаптироваться к быстро меняющимся технологиям. Первые начали бурно расти.

Старое поколение айтишников возглавило компании, в которые пришло молодое поколение. Сейчас первые приближаются к пенсии, их немного, но они по-прежнему у руля.

Почему Гданьск

В Оливском парке, который в XII–XIII веках заложили монахи-цистерцианцы, на велосипедах ездить нельзя, но можно припарковать их рядом или внутри. И отправиться гулять по затейливому ландшафту. Любимое место Андрея в парке — водопад.

Чем хорош Гданьск?

Если не считать центра, это тихий, почти провинциальный город. Он позволяет сосредоточиться. Но в то же время здесь открыли офисы много разных компаний, растут бизнес-центры, поэтому местное сообщество постепенно набирает обороты, в том числе ИТ-тусовка. Например, хакатоны проводятся — недавно я менторил на одном.

Назовите топ-5 причин, по которым любите Гданьск.

  1. Зелень. Природа здесь классная. Бросается в глаза, что здесь больше лиственных лесов (в Беларуси больше хвойных). Но сейчас покажу свое любимое «сосновое» место на Бжезно.
  2. Море. Уже так привык к нему, что воспринимаю как само собой разумеющееся. Приехал, убедился, что море на месте, и поехал дальше.
  3. Местные жители. Они очень спокойные и милые.
  4. Велоинфраструктура. В Минске я лет 10 катался на велосипеде. Но там только одна велодорожка, велосипед был развлечением выходного дня, а тут это и развлечение, и транспорт. 10 минут — и ты на работе.

Городской велик было не ошибкой брать?

Смотря для чего: для езды по городу этот даже лучше, чем горный. Стиль городской, колеса потоньше — лучше держат асфальт и требуют меньше усилий. Этот велосипед не предполагает резких маневров, езда получается более плавная. Но по Горному Сопоту и по холмам на нём, конечно, сложно ездить.

Кстати, покупал я его очень смешно. Пришел в магазин очень известной спортивной сети на Пшиможе: хочу купить велик. Продавцы: только через интернет — заказывайте демонстрацию и покупку. А внутри магазина интернет практически не ловит. Пока я пытался зарегистрироваться, сделал шесть заявок. В конце концов продавец сказал: давай уже, бери свой велик и кати его на кассу. Окей, так я и сделал. А следом мне шесть раз пришло сообщение: когда же вы приедете за великом?

По Минску скучаете?

Иногда. Скорее по людям, но и по местам тоже. Не столько по конкретным людям, сколько по той среде, что там была. Мне нравилось, как она развивалась. 

Вспоминая прошлое, вы каждый раз добавляете, что отличное было время. А какое время в вашей карьере было «самым отличным»?

Я бы сказал, что сейчас. Как ни парадоксально это звучит. Да, я далеко от родины, пришлось выдернуть себя из устоявшейся жизни. Но я делаю то, что мне нравится, и ощущаю, что получается очень классная штука.

Неужели 5 лет назад вы не могли сказать, что делаете то, что нравится?

Да, мог. Когда я пришел в EPAM и начал знакомить людей с ТРИЗ, это тоже были отличные времена.

Пять лет назад в минском EPAM был «детский гараж», и по выходным вы там учили детей. 

Мы и тут сейчас создаём «гараж», в том числе детский. Скоро стартует программа eKids, и она будет не только для детей релокантов, но и для местных. Буквально на днях в «гараже» прошёл воркшоп по 3D-принтерам.

О проекте

Про проект мы говорим уже в другом парке — имени Рональда Рейгана. Это 40 га леса, поля и велодорожек вдоль морского побережья. Тут хорошо бегать, кататься, принимать солнечные ванны, наблюдать за птицами и жарить шашлыки.

— Переезд был отчасти связан с этим проектом. Просто было ощущение, что в Минске не получится доделать эту работу: среда тяжелая, риски высокие, общая неустроенность. А всякая неустроенность делает такого рода работу невозможной.

Проект — из области интернета вещей. Различные устройства работают на расстоянии, собирая данные и передавая их в облако. Например, можно мониторить влажность почвы или выброс СО2 в городе. 

Таких устройств всё больше, их надо как-то запитывать. Базовых технологии три: запитка от электросети, запитка от батарейки и сбор энергии из окружающей среды. Допустим, через солнечную панель, или антенну, которая принимает радиоволны, или за счёт разницы температур, или вибрации.

Третья технология пока используется слабо, потому что инженер-проектировщик устройства не знает, сколько энергии оно сможет собрать в месте установки сенсора. Он рассуждает примерно так: я не знаю, сколько под тем деревом энергии, поэтому лучше не буду париться — поставлю батарейки. 

Проекту уже три года — наконец что-то стало вырисовываться. Мы создали устройство, которое можно принести на местность и замерить доступную там энергию. И калькулятор, который позволяет инженеру посчитать, будет ли его устройство работать с таким количеством энергии. Скоро наш MVP станет публичным. 

О будущем ИТ

Было интересно наблюдать, как развивалась ИТ-отрасль?

Да. Так получилось, что я застал и её взлёт, и становление. На моих глазах она претерпела несколько революций: появление персональных компьютеров, потом интернета, ещё была смена нескольких поколений в части software.

Сейчас я уже с ярмарки еду, а тут опять революция — интернет вещей, и вот перед самым выходом мне удаётся в ней поучаствовать.

Где будет отрасль через 10 лет? Или не имеет смысла говорить об этом в дни, когда так тревожно?

Имеет. Я думаю, никуда мы не денемся, будем жить и развиваться дальше. Оптимистические фантазии подсказывают, что через 10 лет мы будем иметь общий интернет если не с Марсом, то с Луной. В худшем случае мы все ещё будем торчать на Земле, но при этом делать её лучше.

Если выйти за пределы ИТ, то сейчас много важных событий происходит в области энергетики. Переход к возобновляемым источникам энергии помогает совершенно по-новому выстроить экономику и решать вопросы экологии. Один из аспектов этого процесса в том, что страны, жившие за счёт поставки энергоресурсов, не будут зарабатывать как раньше.

Белорусский ИТ жалко?

Нет. И дело не в моей эмоциональной черствости, а в свойстве белорусского ИТ. Он не был чем-то локальным, национальным — по моему мнению, он был международным. И я не считаю, что с ним произошла непоправимая трагедия. Просто развиваться в РБ так, как раньше, он сейчас не может. Ну, значит будет развиваться в других странах. 

И всё же надеюсь на лучшее: что скоро Беларусь вернётся в список стран, где ИТ развивается.

«Этот baby будет ещё умней». Создатель легендарной «Изобретающей машины» вернулся из Бостона и запускает новый Al-проект с разработкой в Минске
«Этот baby будет ещё умней». Создатель легендарной «Изобретающей машины» вернулся из Бостона и запускает новый Al-проект с разработкой в Минске
По теме
«Этот baby будет ещё умней». Создатель легендарной «Изобретающей машины» вернулся из Бостона и запускает новый Al-проект с разработкой в Минске
ИИ который изобретает сам. Цуриков из True Machina рассказывает как это работает и сколько проекту нужно инвестиций чтобы «крупно выиграть»
ИИ, который изобретает сам. Цуриков из True Machina рассказывает, как это работает, и сколько проекту нужно инвестиций, чтобы «крупно выиграть»
По теме
ИИ, который изобретает сам. Цуриков из True Machina рассказывает, как это работает, и сколько проекту нужно инвестиций, чтобы «крупно выиграть»
«Айцішнік у Швейцарыі можа зарабляць 9 тысяч франкаў і болей».

Гутарым з аўтаркай курса Java на беларускай.

Подписывайтесь на «Что к чему» —
анамнез и главные симптомы беларуского ИТ.
Цифры, графика, ничего лишнего. Выходит раз в 2 недели.
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
Читайте также
Как разработчик в Польше работал курьером (но потом всё получилось)
Как разработчик в Польше работал курьером (но потом всё получилось)
Как разработчик в Польше работал курьером (но потом всё получилось)
@dzikpic, канал для айтишников в Польше, рассказал историю Александра. Перед тем, как попасть в польскую компанию, он два месяца доставлял еду в Glovo. Каково это — ездить на велосипеде по 10-12 часов в день и почему маникюрщица зарабатывает больше разработчика.
3 комментария
Айтишник купил дом в Польше. Как получить разрешение в 2023, когда отказов больше
Айтишник купил дом в Польше. Как получить разрешение в 2023, когда отказов больше
Айтишник купил дом в Польше. Как получить разрешение в 2023, когда отказов больше
@dzikpic, канал для ИТ-экспатов в Польше, рассказывает историю белорусского айтишника, который купил дом в Гданьске, с комментариями эксперта. Обсудить историю можно в чате.
8 комментариев
Как беларуские выпускники поступают в Польшу и Россию — и повлияла ли война. 4 истории
Как беларуские выпускники поступают в Польшу и Россию — и повлияла ли война. 4 истории
Как беларуские выпускники поступают в Польшу и Россию — и повлияла ли война. 4 истории
dev.by искал молодых людей, которые поступили этим летом в вузы за границу, — отозвались 4 человека. Двое выбрали Польшу, ещё двое  Россию (для одного это временный вариант, он планирует перепоступить в следующем году).  Спросили у ребят, как они выбирали вузы, куда поступали одноклассники и как на выбор повлияло вторжение России в Украину (и вчерашние новости о мобилизации). 
6 комментариев
EnCata будет штамповать заводы, которые штампуют дома
EnCata будет штамповать заводы, которые штампуют дома
EnCata будет штамповать заводы, которые штампуют дома
«Строительная отрасль полностью дисфункциональна», — говорит СЕО EnCata Олег Кондрашов. И предлагает «реанимировать стройку»: повторить успех Генри Форда и запустить конвейер, который будет штамповать модульные дома. А ещё — запустить мобильные заводы с этими конвейерами. Первый тестовый дом с железными стенами и окнами в пол уже построен — в нём 2 года как живёт СЕО. А сейчас в Великом камне достраивают тестовый завод. Есть ли будущее у проекта и какое, рассказывает dev.by Олег Кондрашов.
8 комментариев

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментируйте без ограничений

Релоцировались? Теперь вы можете комментировать без верификации аккаунта.

Лаврентий  Лучезарный
Лаврентий Лучезарный Пилот межзвёздного пространства в Космолёт
-25

Всё это хорошо и очень интересно. Но всё же не проходит странное ощущение - кататься на велосипеде и жить в Гданьске я мог бы с таким стажем и просто работая сторожем в детском садике. Я даже не сомневаюсь, что герой статьи счастлив. С таким опытом айтишник должен иметь 3-х этажный коттедж, феррари из салона и личного секретаря. А так просто не вижу разницы между краковским водителем трамвая и главным героем.
PS: отдельный привет тем, кто любит говорить "айтишник тут не отдельная каста". Да уж достижение так достижение.

19

Кому должен?
Человеку хорошо там где он есть. Это и есть главное достижение.

4

3-х этажный коттедж, феррари из салона и личного секретаря

А компании за это заплатят? Что-то не сильно они горят желаением.

4

Самое забавное, именно в 2022 году слово феррари стало нарицательным, обозначающим "...ть все свои возможности самым клоунским образом".

Plan C, signore Binotto, plan C.

PS. Никогда не предлагайте владельцу феррари съесть эклер. Не повторяйте моей ошибки...

bbr-3-eka
bbr-3-eka digger в web3
5

А вы не думали, что мерять других и их потребности по своей личной системе ценностей - это так себе подход? Вот для расширения кругозора: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D0%BC%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B4,_%D0%98%D0%BD%D0%B3%D0%B2%D0%B0%D1%80_%D0%A4%D0%B5%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D1%80

Лаврентий  Лучезарный
Лаврентий Лучезарный Пилот межзвёздного пространства в Космолёт
-4

А вы никогда не думали, что мой комментарий - это просто расшевелить читателей девбая и заставить их хоть что-то написать (как обычно публика любит спорить). Заметьте, что все на данный момент комментарии в этой статье - это лишь ответы на мой комментарий. Ни одного комментария по делу нет абсолютно. Потому что для такого комментария думать нужно, а написать "Вася ты вообще пургу несёшь" - вот это наш народ всегда готов ))))
Да я умею спровоцировать публику на ответные реакции, очень жаль что скоро меня опять заминусят и девбай отправит меня в бан на 3 месяца. Не в его интересах, но иногда люди или компании ведут себя не самым рациональным способом ;)

-2

Бро, так и скажи: "я зашёл чисто чтобы пукнуть и накинуть на вентилятор", зачем так витеевато

S H
S H Сумую па сыркам в у Польшчы
8

В статье говорится только то, что главный герой любит кататься на велосипеде. Там ничего нет про его коттедж, феррари и секретаршу.

3

тото на улицах минска от ферари не протолкнуться, а уж знаменитые поселки трехэтажных котеджей это вообще незабываемо

вы точно говорите о том минске де ит районом считается разрисованные панельки за чертой города?

0

есть много тех кто ушли в ИТ работать водителем или продавцом или кузнецом иилилили есть куча интерсных специальностей

ЗП там чаще меньше но иногда и больше
по опыту строительства домов скажу что есть люди которые мечтают об одноэтажном домике на 100-120м2 и нафиш не нужен им те 3 этажа

поэтому ИТ не должен иметь то что вы считаете нужным

Александр Черноокий
Александр Черноокий Rocket Science в Noosphere Ventures
6

"Изобретающая Машина" это легенда нашей айтишки. Очень хочется, чтоб труд и творчество людей оценивались не только количеством поднятых у венчуров денег.

2

В разговоре о прошлом беларуского IT надо было упомянуть и то в БССР производили ЭВМ Минск 32, которая экспортировалась в Швецию, Финляндию и Данию.

-2

Тогда "Правда можно было пойти в ресторан (дорогое тогда удовольствие, особенно если заказывать спиртное)".

Не совсем так.
В ресторан тогда ходили все кому не лень. 7 рублей было достаточно чтобы выпить и закусить. А за 10 рублей можно было "нажраться до поросячьего визга". Журавинка просто гудела.

-2

Последний абзац убил. Мол, "беларускому it труба, ну и ок". Ни разу не ок! И, да, он(it) прекрасно бы развивался дальше, если бы не известные события. Виноват в этих событиях конечно не it. Но развивался бы прекрасно, и раз за разом в нем появлялись бы свои WG. Говорить, что у беларуского it нет будущего, тоже самое, как заявить в 80х начале 90х, что Китай ничего своего не создаст.
Свалил и уже хоронит.

3

Какое то дежавю. Начинаешь читать про ИТ в 90е и понимаешь, что уже это где то слышал. Разные герои, разные журналисты, но одни годами программировали изобретающую машину, другие теперь годами про это пишут...

Скукота. Мне в конце 90х и в 2000х ИТшка нравилась тем, что можно было на работе в локалке в квейка порубиться, а потом в контру, ведь дома тогда только галимый диалап по карточкам белтелекома... Не было таких зарплат, как сейчас, но зато и спрос не велик :) На работе рубишься в стрелялки, после кучей в кафешку зависать.

Потом пришли деньги, потом большие (по меркам РБ) деньги и на работе пришлось их зарабатывать :) пропали те душевные коллективы, которые сплачивались сами, а не на специально организованных тимбилдингах.