Хотите дальше читать devby? 📝
Support us

«Переехал или в подполье». Куда пропал стартап-кластер

Кажется, совсем недавно стартап-движение в Минске кипело, а от ребят с идеями про улучшение мира было не скрыться. О том, что осталось от всего этого, dev.by поговорил c венчурным инвестором (не инвестирует сейчас из-за 5-летнего запрета на предпринимательскую деятельность), председателем правления Angels Band Валерием Остринским. 

1 комментарий
«Переехал или в подполье». Куда пропал стартап-кластер

Кажется, совсем недавно стартап-движение в Минске кипело, а от ребят с идеями про улучшение мира было не скрыться. О том, что осталось от всего этого, dev.by поговорил c венчурным инвестором (не инвестирует сейчас из-за 5-летнего запрета на предпринимательскую деятельность), председателем правления Angels Band Валерием Остринским. 

— Когда выбираюсь в Минск (Валерий отбывает «домашнюю химию» на хуторе в Гродненской области), вижу, что какое-то движение в Минске есть, но не очень венчурное. 

Тут, с одной стороны, локальный фактор: после 2020 стартапы из Беларуси стали разъезжаться по разным странам. С другой стороны, международный: в 2022 году появилась проблема токсичности российских и белорусских инвестиций.

Что вообще происходит

Стартап-экосистема начинается с оффлайновой активности: конференции, митапы, хакатоны, стартап-школы. Мероприятия того же Imaguru составляли, наверное, 50% активности. Ну и кроме Imaguru было много мероприятий на других площадках, которые создавали эффект синергии. Чем больше таких локаций и мероприятий, тем лучше экосистеме. 

Сейчас по сравнению 2019 годом и даже с 2021-м всё намного тише. Если ещё в прошлом году была хорошая инициатива Zborka Labs, то весной ребята приостановили деятельность (Прим. dev.by: в апреле был задержан фаундер и директор Борис Мамоненко. Но сейчас Zborka Labs уже оживает — в сентябре обещают новый набор стартапов). Оставался Social Weekend — мега-важный проект для стартап-сообщества — он закрылся. Тот объем стартапов, который охватывал своими мероприятиям Александр Скрабовский, был очень важным. Скрабовский уехал — думаю, где-то за рубежом он скоро что-то организует.

Есть небольшая движуха в стартап-школе БГУ и в Белагропромбанке (они запустили акселератор), онлайн-хакатоны под брендом Malimon, но этой активности катастрофически мало. И нет ростков инициативы в экосистеме, не чувствуется стартаперской движухи, драйва.

Заграничная активность стартап-площадок не может заменить того, что было в Беларуси. Да, онлайн-хакатоны проходят, но энергетику и вайб дистанционно не настроишь. Онлайн — больше от безысходности. Качественного нетворка, случайных пересечений людей, благодаря которым может родиться проект, стало намного меньше. 

До 2020 года здесь всё бурлило и хотелось что-то делать. За всё время работы Angels Band мы просмотрели 1200 проектов. Сколько проектов в Беларуси сейчас, я не знаю. Ощущение, что весь кластер куда-то переехал или находится в подполье, не попадая на общие радары.

С одной стороны, появляются молодые команды, прежде всего студенты, которые хотят что-то делать. У этой молодёжи уже нет тех прежних возможностей для нетворка. И инициативные люди поневоле задумываются, а не начать ли читать какие-то лекции или проводить акселерирование.

Но я к этому отношусь как к волонтёрству: по сути, ты должен начинать строить систему заново, с уровня 10-летней давности. 

С другой стороны, и обманывать ребят — давайте, развивайте, стройте команды — не хочется. Да и нету сейчас мотивации для развития экосистемы. Пока все довольно пессимистично, и мы находимся в состоянии наблюдателей. 

Как изменился состав стартапов, которые питчатся в Angels Band 

До 2020 года почти все стартапы, которые подавали заявки в Angels Band, были белорусскими. После 2020 года их осталось около 50%, вместо белорусов появилось много стартапов из России и Украины. Вероятно, просто произошло замещение: так как белорусы ушли, а мы всё равно раз в месяц слушали 3-5 проектов, то на наши питч-сессии стали попадать проекты из соседних стран. С началом войны эти регионы значительно сократились.

Сейчас в нашу воронку по-прежнему попадает 10-15 стартапов ежемесячно, но география значительно отличается от той, что была раньше, — это Армения, Болгария, Румыния, Грузия. Был проект из Казахстана и даже из Таджикистана — юный, сыроватый, они хотели развивать в Беларуси электронную медицину.

Белорусских проектов, по ощущениям, осталось 20-30%. Понятно, что если белорусы выехали в Польшу или Португалию, то они скорее ищут деньги у местных инвесторов. 

Знакомиться с командами и получать обратную связь стало сложнее. Раньше было как: стартапы — локальные, они постоянно появляются на оффлайн-тусовках, ты с ними несколько раз пообщался и уже можно принимать решение об инвестировании. Сейчас много стартапов, которые вообще не имеют привязки к Беларуси. Они подают заявки по разным ангельским сетям просто чтобы увеличить свои шансы.

Никто не называет имен новых стартапов. Это потому что достойных нет? Или белорусские стартапы скрывают свои корни?

Во-первых, их мало. Разбуди меня ночью и спроси о знаковых проектах — таких, как OneSoil, я c ходу и не назову. 

А во-вторых, сейчас, прежде чем рассказать о проекте в медийном пространстве, лучше согласовать это с командой — можно или нельзя. Если проекты, которые сами активно себя позиционируют в белорусском медийном пространстве. Как например, Sequoia. А есть такие, которые и хотелось бы упомянуть в медиа, но они просят их не называть, потому что как раз в это время привлекают западные инвестиции.

От Angels Band своё происхождение белорусы, конечно, не скрывают. Наоборот, они ещё на стадии знакомства рассказывают, что вот, мол, они из Беларуси, живут в Португалии. Бывает, приходят и белорусы из Беларуси, но мы в такие проекты последнее время не инвестировали — это дополнительный риск. Сегодня создавать юрлицо в РБ и привлекать в него инвестиции — сомнительный план. К тому же в стартапе нет смысла, если он локальный и не планирует выходить на европейский или американский рынок — тогда это невенчурная история. С другой стороны, локализация команды может быть техническим моментом — вот именно сейчас команда работает здесь.

Каково сейчас венчурным инвесторам

Инвесторы тоже столкнулись с ограничениями. Паспорт РБ стал стоп-фактором, основанием поразбираться. Пока эти ограничения нетотальные: у гражданина Беларуси могут попросить подтверждение, что он живёт в регионе инвестирования, например, выписку из банковского счёта или договор аренды квартиры. Обычно проект устраивает, когда ты доказываешь свою релокацию в ЕС. В то же время чем хуже качество проекта, тем он менее избирателен по отношению к деньгам.

Я сам не инвестировал в 2022 году. Но была ситуация, когда в ранее проинвестированный мною проект захотел войти английский инвестор следующего уровня, и для него участие белорусских и российских инвесторов стало фактором напряжения. По крайней мере, такая аргументация была со слов стартапа.

Количество ангелов тоже уменьшилось. На пике в Angels Band было порядка 100 человек — сейчас около 70-и. Раньше 90% наших инвесторов жили в РБ, а сейчас этот процент отзеркалился: в РБ физически осталось меньше 10 человек. И некоторые люди (как я, например) продолжают работать больше из социальных побуждений, чем из инвесторского интереса.

С позиции интеграции в мировое сообщество это, может, и нормальный процесс. Но нашу изначальную задачу — развитие венчурной экосистемы Беларуси — мы не можем сейчас активно реализовывать.

Вообще-то в стрессовые времена людям не до венчура. Фундаментальные инвесторы сейчас вкладываются в более консервативные активы, венчур же рождается от оптимизма и избытка энергии на рынке и в стране.

Инвестиции делаются не только ради заработка, но и от желания сделать что-то полезное. А когда кругом одни риски, то лучше посидеть на берегу Нёмана и понаблюдать, как течёт время.

Разбираем тему подробнее в нашей новой рассылке «Что к чему» — можно подписаться тут.

Сменил пентхаус на хутор. Как известный инвестор отбывает «химию» 
Сменил пентхаус на хутор. Как известный инвестор отбывает «химию» 
По теме
Сменил пентхаус на хутор. Как известный инвестор отбывает «химию» 
Как разработчик переехал на хутор в деревне Лоховщина в которой живёт три человека
Как разработчик переехал на хутор в деревне Лоховщина, в которой живёт три человека
По теме
Как разработчик переехал на хутор в деревне Лоховщина, в которой живёт три человека
Нашумевший электронный стетоскоп — всё? Разработки продают с аукциона
Нашумевший электронный стетоскоп — всё? Разработки продают с аукциона
По теме
Нашумевший электронный стетоскоп — всё? Разработки продают с аукциона
Помогаете devby = помогаете ИТ-комьюнити.

Засапортить сейчас.

Читайте также
Как беларуские выпускники поступают в Польшу и Россию — и повлияла ли война. 4 истории
Как беларуские выпускники поступают в Польшу и Россию — и повлияла ли война. 4 истории
Как беларуские выпускники поступают в Польшу и Россию — и повлияла ли война. 4 истории
dev.by искал молодых людей, которые поступили этим летом в вузы за границу, — отозвались 4 человека. Двое выбрали Польшу, ещё двое  Россию (для одного это временный вариант, он планирует перепоступить в следующем году).  Спросили у ребят, как они выбирали вузы, куда поступали одноклассники и как на выбор повлияло вторжение России в Украину (и вчерашние новости о мобилизации). 
7 комментариев
EnCata будет штамповать заводы, которые штампуют дома
EnCata будет штамповать заводы, которые штампуют дома
EnCata будет штамповать заводы, которые штампуют дома
«Строительная отрасль полностью дисфункциональна», — говорит СЕО EnCata Олег Кондрашов. И предлагает «реанимировать стройку»: повторить успех Генри Форда и запустить конвейер, который будет штамповать модульные дома. А ещё — запустить мобильные заводы с этими конвейерами. Первый тестовый дом с железными стенами и окнами в пол уже построен — в нём 2 года как живёт СЕО. А сейчас в Великом камне достраивают тестовый завод. Есть ли будущее у проекта и какое, рассказывает dev.by Олег Кондрашов.
8 комментариев
Пара айтишников переехала в Австралию. Впечатления, цены, жильё
Пара айтишников переехала в Австралию. Впечатления, цены, жильё
Пара айтишников переехала в Австралию. Впечатления, цены, жильё
15 комментариев
Компания звонит по телефону — зовёт в ИТ без навыков и английского. У айтишников вопросы
Компания звонит по телефону — зовёт в ИТ без навыков и английского. У айтишников вопросы
Компания звонит по телефону — зовёт в ИТ без навыков и английского. У айтишников вопросы
Айтишники (и не только) жалуются, что им звонят по телефону из школы IT Overone и предлагают курсы для вхождения в ИТ без первоначальных навыков и английского. 
4 комментария

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментируйте без ограничений

Релоцировались? Теперь вы можете комментировать без верификации аккаунта.

Anonymous
Anonymous
0

Вопрос риторический. Какой вопрос, такой и ответ: просто очень хочется жареного сибаса. Вы же всё понимаете.

Пользователь отредактировал комментарий 3 сентября 2022, 01:34