Cобрали 40, нужно 60 в июле. Поддержи devby 📝
Support us

«Я даже немножко рад». Белорус попал под сокращения в SoundCloud

Оставить комментарий
«Я даже немножко рад». Белорус попал под сокращения в SoundCloud

Белорусский Scala-разработчик Дмитрий Воробьёв переехал в Берлин четыре года назад — не за деньгами. В последний год с небольшим он работал на позиции Tech Lead в SoundCloudодной из самых ярких ИТ-компаний в городе,  однако попал под недавние масштабные сокращения команды почти наполовину

Читать далее…

— Я раньше думал: Унтер дер Линден, Бранденбургские ворота, немецкие традиции. Не знал, что Берлин — вообще не Германия, а немцы в Берлине — вообще не немцы. Город панковский, анархистский, очень отвязный, артистичный. Здесь куда меньше порядка, чем ожидаешь от немцев. Что-то может не работать, где-то грязно. В русскоязычном Skype-чате часто жалуются, что вроде в нормальном районе поселились, а бардак кругом. Вот шикарная точечная застройка, а через улицу панки живут, собак выгуливают без пакетов. Для панка не убирать за собачкой — это способ сломать систему, он же человек-протест. А панков с собаками в Берлине очень много: если берёшь пса из приюта, тебе за него платят. Очень удобно не только получить друга, но и разделить с ним его бюджет на питание. Зато стартап-движение здесь очень мощное. Если хочется начать что-то своё или присоединиться к молодой команде, Берлин — это place to be here.

Переезд не за деньгами: законы не прыгают и люди терпимы к «отклонениям»  

В 10 лет я записался в кружок по программированию, хотел игру написать, в библиотеке читал про Basic. Потом интерес замылился. Но я люблю математику и был уверен, что между ней и программированием есть связь. Работал в аутсорсе, с командировками в Лондон, но быстро надоело: сидишь, пилишь заурядные вещи, не видишь полного цикла разработки — скучно. Уволился и начал работать с англичанами сам, а потом задумался о переезде.

Моя жена — тоже программист, так что решили оформить две Blue Card для подстраховки. К слову, в Европе женщина-инженер — большая диковинка, чем в Беларуси. .NET тут оказался никому не нужен, она сфокусировалась на фронтенде, за два года прилично выросла в своей компании и сейчас Head of Frontend.

Переехали мы 4 года назад и уже получили вид на жительство. Если у тебя хороший немецкий, вид на жительство можно получить через 2 года, если никакого — через 3.

Дело было не в деньгах. Есть ли вообще смысл ехать в Европу за деньгами? Нет, тогда уж лучше в Америку. Программисты и в Беларуси живут хорошо, в своём мирке. Но есть вещи, которые в Беларуси не купишь за деньги. Мне хотелось, чтобы было спокойней на душе. Как бы это объяснить? Здесь меньше вероятность, что после смены политического курса программисты останутся у разбитого корыта. В Германии своя жутковатая бюрократия, но законы не прыгают.

Ещё кое-чего хотелось: работать в продукте, общаться на английском, смотреть, как работают немцы, голландцы, американцы. Разнообразие — вот чего не хватает в Минске. В европейской культуре больше терпимости к другим взглядам, к «отклонениям». Приезжаешь в Беларусь — чисто, хорошо, одинаково. Видно, что люди приучены не сильно выделяться.

Blue Card: процедуры «комфортные и гуманные»  

Blue Card не привязывает тебя к работодателю, только к айтишке. В США, если тебя уволят, придётся ехать назад. А в Германии есть три месяца на поиски новой работы (плюс можно попробовать продлить). Гуманно вполне.

В Минске можно получить временную визу в Германию, приехать, начать работать и податься на Blue Card. Многие компании помогают пройти через необходимые процедуры и собрать документы. В целом все визовые вопросы решаются комфортно и спокойно: намного меньше нервотрепки, чем в США с их H1B. Например: если приехать в США с женой, она не сможет работать официально по твоей рабочей визе. А здесь её в этом никак не ограничивают.

Нужен ли немецкий, если не собираешься беседовать о категорическом императиве Канта

Учить язык особого смысла нет. Конечно, хорошо уметь объясниться в магазине или с сантехником. Я занимался с репетитором, читал книжки и новости, и моего уровня B1 уже хватает — но не для бесед о трудах немецких философов.

Немецкий нужен в небольших городах и в традиционных компаниях-монстрах — машиностроение, химия. Там резюме на английском могут отправить в мусорку. А вот в международных компаниях и стартапах в Берлине, Мюнхене, Гамбурге все говорят по-английски. Тут немцев не так уж много, если честно. Например, в моей небольшой команде в SoundCloud  было два итальянца, голландец, серб, американка — и один немец. Всего в компании работало четыре украинца (их в Берлине вообще очень много) и трое русских. Мы каждый день собеседовали людей из Испании, Израиля, Швеции и много откуда ещё. Здесь никто не чужой и никого не ограничивают в его возможностях.

Было бы хуже, если бы приходилось объясняться на ломаном немецком с командой из 10 немцев.

Первая работа: бодишопы не так страшны, как их малюют?

Берлин — Кремниевая долина в Европе, по числу экзитов он входит в топ-5. Здесь уже можно привлечь хорошие деньги. Стартапы всё чаще берутся за серьёзные вещи вроде искусственного интеллекта. Google пытается сделать стартап-хаб, окрестные жители протестуют: понаедут айтишники, цены на жильё и кафе вырастут. Этот тренд продолжится: Великобритания выходит из ЕС, многие европейцы не захотят возиться с визами и поедут в Берлин. Здесь всё будет расти — и зарплаты, и проблемы с жильём.

Выбор в Берлине есть: SoundCloud, Nokia Here, Zalando, Amazon, Ebay, куча мелких стартапов. Разработчиков не хватает. Компании люто конкурируют за сильных инженеров, даже Zalando решил перестать быть «тупо магазином одежды» и стать инженерной платформой, вдохновившись Amazon’ом. В Минске, по-моему, разница между компаниями меньше, они не стремятся прокачать собственную индивидуальность в борьбе за инженеров.

Первая работа — обычно прыжок в неизвестность. Как по мне, компания в 100-500 человек идеальна для старта: почти нет риска, что она разорится, но это всё ещё весёлый стартап. Если хочется престижа, можно пойти в машиностроение. На BMW, например, можно заниматься очень интересной работой и много получать. Но в традиционных гигантах не так весело, строгая иерархия и немецкий язык.

Так называемые «бодишопы», которыми любят пугать новичков, не так уж страшны. Например, есть Rocket Internet,  а у них есть несколько компаний, они любят молодых разработчиков и приезжих из Восточной Европы. Да, они платят мало. Такая уж бизнес-модель. Некоторые мои знакомые там начинали, чтобы зацепиться. Blue Card не привязывает тебя к работодателю: ничто не мешает сменить работу через полгода-год.

Крупные джоб-борды я бы не листал, там много немецкоязычной работы. Более полезны сайты помельче со стартап-вакансиями. Один украинский разработчик собрал на GitHub максимум полезной информации о трудоустройстве в Германии. Очень рекомендую читать отзывы на Glassdoor: нет компаний без проблем, но можно выбрать подходящие проблемы.

Наши разработчики довольно неплохие. Но у них есть минус: часто едут без нормального английского. Особенно россияне, они привыкли работать на свой обширный внутренний рынок. Украинцы и белорусы спотыкаются, но говорят: видно, что общались с заказчиком, письма читали.

SoundCloud: технологический прорыв под диджейские сеты в исполнении сотрудников  

SoundCloud уже почти 10 лет.

Это одна из самых ярких компаний в Берлине, её тут называют хипстерским стартапом. Оба основателя — музыканты, а не какие-нибудь инвестиционные банкиры, перебрались сюда из Швеции с её открытой культурой. Неповторимая атмосфера в стартапе вполне отражает их личности. Многие сотрудники — тоже музыканты или меломаны, на работе диджеят.  Граница между работой и хобби размыта как нигде. Чуть больше года назад я ушёл к ним из другого стартапа на позицию техлида по Scala. Помню, как впервые зашёл в их офис в бывшей пивоварне и понял: здесь круче, чем в Nokia Here, куда я собеседовался паралелльно. Это не какой-нибудь отутюженный энтерпрайз.

Но главное, что в SoundCloud  была сильная инженерная культура. В один прекрасный день фаундеры сказали: мы свободно относимся к тому, какие языки и технологии использовать. Попробовали Scala, Go, Clojure — менее популярные среди программистов, но интересные, гиковские. Это привлекло много новых инженеров. Новый СТО Артём Фишман хочет превратить SoundCloud  в технологического лидера через интересные митапы и большие опенсорсные проекты.

Один день в неделю — своё время: учишь язык или работаешь над чем-то своим (но имеющим отношение к SoundCloud). Как в Google, где 20% времени — твои.

Ничего не предвещало, что инвесторы передумают давать деньги.

Зарплаты: немецкие 2500 евро — как белорусские 2000 долларов

Если в Австрии программисты обслуживающий персонал, то в Германии — не везде. Здесь общество уважает инженеров. Опытный программист в Берлине получает как врач. Культа и почитания нет, как в Беларуси, но это и не обслуга. Конечно, хочется, чтобы сами программисты были активней, как в Сан-Франциско, где они пытаются разобраться не только в коде, но и в бизнесе. Цена программиста в таких случаях растёт.

Зарплаты ещё несколько лет назад были меньше. Сейчас программист среднего уровня получает 50-55 тысяч евро, сеньор 60-80 тысяч евро, лид 70 тысяч и выше. Обычно верхняя планка 85-90 тысяч, 100 тысяч — в более крупных компаниях для архитекторов (и на BMW). Штучные позиции могут получать и 120 тысяч. В среднем сеньор-белорус сразу после переезда может просит 60-65 тысяч. Если толковый, то быстро подрастёт.

Я бы сказал, что белорус, который в Минске зарабатывал 2000 долларов, для поддержания аналогичного образа жизни должен зарабатывать 2500-2600 евро — то есть больше, но ненамного. Это около 70 тысяч евро брутто.

Налоги: можно снизить до 30% от зарплаты

Налоги — минус 40 процентов (меньше, если у вас дети или если вы оба работаете). Цифра, конечно, ужасная. Но меньше, чем в Дании, где 55 процентов.

Часть налогов можно вернуть, снизив их до 30-35% от зарплаты. Например, для семейных пар расходы на переезд, мебель, развитие и учёбу детей могут покрываться. Раз в год люди нанимают консультанта по налогам, отдают ему чеки и могут получить назад приличную сумму — пару тысяч евро в год не будут лишними. Фрилансер может так компенсировать свои расходы на лэптоп.

За свои налоги ты получаешь хорошую медицину. Может, иногда приходится подождать специалиста месяц или больше, лучше заранее записываться. Зато, если попадёшь в больницу (не дай бог), это совершенно другой уровень: там очень шикарно. В Берлине есть университетская больница Charite, огромная, популярная: сюда едут из экс-СССР, привозят детей. Немец здесь всё получит бесплатно, на срочную операцию ему не нужно собирать 50 тысяч. В отличие от США, где страховка всё не покроет.

Да, ты платишь много, но много получаешь. Может, сейчас не нужно, но пригодится, когда станешь старше. Например, тут есть бесплатные проверки на многие раковые заболевания.

Соцпакет: медстраховка, учёба, обеды, стрижка и массаж

Компания в Берлине часто оплачивает половину медстраховки и персональную учёбу. К нам в SoundCloud  приходили парикмахеры и массажисты, а по вторникам и четвергам профессиональные повара. Было три обеденных линии — веганская, смешанная и мясная. Когда приезжали родители и знакомые айтишники-белорусы, могли перекусить у нас. Йога, психологическая помощь, языковые курсы, помощь нативного жителя, если нужно написать письмо на немецком в финансовую службу.

Был бюджет на покупку книг и подписку на журналы (я выписал научный). Плюс раз в год давали около 300 евро на что угодно — хоть на велосипед.

Жильё: украинцы покупают своё, немцы предпочитают съёмное

Тут нет Шабанов. Есть Нойкельн, где живёт более бедное турецкое население, есть Марцан, где живут выходцы из СССР и вьетнамцы. Бедные районы то и дело превращаются в модные: первой ласточкой был Шарлоттенбург, в 80-х сюда переезжали евреи из СССР, сейчас он зажиточный, все ездят туда лечить зубы. Или вот Пренцлауэр: 10 лет назад половина домов стояли пустые, в другой половине проходили рейвы. Потом рейверы выросли, приехали люди из южной Германии, иностранцы — получился буржуазный район.

Своё жильё стоит от 250 тысяч евро на окраине за что-то маленькое. Приличное жильё в приличном районе — 600-800 тысяч евро. Непонятно, что выгодней, снимать или брать кредит на 15 лет. Большинство немцев живёт в съёмных квартирах. Но выходцы из Восточной Европы обычно хотят своё жильё. Многие украинцы берут кредит, как только получают вид на жительство.

Кредиты программистам дают охотно: если есть желание платить каждый месяц 1200-1500 евро в течение 15 лет, you are welcome. Может, это и лучше, чем 900 евро за чужую квартиру.

На «нереально тяжёлые» поиски арендной квартиры могут уйти месяцы

Это нереально тяжело — найти жильё сразу после переезда. У SoundCloud и крупных компаний есть квартиры для приезжих на первые месяцы. Многие сначала заселяются при помощи Airbnb. Всё завязано: нужна прописка, чтобы получить банковский счёт, а банковский счёт позволяет начать платить налоги и зарегистрировать пенсионные накопления.

Съём квартиры в Берлине выглядит не так, как в Минске: здесь жильё сдают специализированные компании, закон чаще на стороне арендатора, его нельзя просто взять и выгнать на улицу. Даже если он вдруг перестал платить. В съёмной квартире в Германии можно прожить и 10 лет, и всю жизнь. Это в Беларуси ты платишь $500 каждый месяц, но в один прекрасный день тебе скажут, что хотят заселить племянницу или сдать кому-нибудь другому за $600.

Зато на этапе заселения лендлорды хотят узнать тебя как облупленного. Отзыв от предыдущих хозяев, зарплата, кредитный рейтинг. А ты только что приехал, твоя история чиста, ты не говоришь по-немецки (а такого рода компании ещё не успели выучить английский). Неприятно, когда посмотреть квартиру приходит ещё 15 отличных парней, из них человек 5 — немцы. Пару месяцев уходит на поиски. Но это лучше, чем в Стокгольме, где нужно записываться за полгода. Поэтому первая квартира может быть компромиссной: или дороже, или дальше.

В последние годы с этим всё тяжелее. Центр уже застроен, кое-где втискивают, но растут в основном окраины.

Кухня: можно продолжать наслаждаться картошечкой с огурчиками

Продукты в магазинах Берлина хорошие, сосиски или колбаски — мясные, фрукты очень дешёвые.

Если хочется ностальгических продуктов, которых в обычных магазинах нет, то езжу в русский магазин за творогом и пельменями, обычно раз в две недели. Молочка там из Польши и Литвы, а вот пельмени из России — явно лучшего качества, чем-то, что они себе оставляют, слипшееся и кошмарное.

Кухня в целом близкая: можно спокойно наслаждаться картошечкой, солёными огурчиками, квашеной капустой, хлебом чёрным, кефиром (он тут иногда называется «масляное молоко»). В Лондоне мне приходилось сильнее менять вкусовые привычки, чем здесь. Но если хочешь, то можешь и поменять: куча восточных магазинов, куча биомагазинов, есть даже веганское мороженое из соевого молока. Хоть я и не веган, но рад за берлинских веганов.

Русские в Берлине уже не те: не посещают гастроли Петросяна и играют в сложные настолки

Тут большая русскоязычная тусовка.

Говорят, что русские в Берлине специфичны: мол, это люди со средним образованием, которые до сих пор ходят на гастролирующего Петросяна. Это не совсем так. Да, у тех, кто приехал после развала СССР, своя реликтовая тусовка: во многом их интересы и вкусы, даже язык — из той эпохи. Они смотрят русское ТВ. Но мы общаемся не с ними, а с новой волной. Уже несколько лет едет много людей по рабочим визам. С несколькими семьями мы дружим — шашлычки, настолки. Германия считается столицей европейских настольных игр, они более сложные, чем американские. Я тоже этим заболел.

Имидж ничто

Если нет детей, то в Берлине нет смысла в автомобиле. Отличный общественный транспорт, долгий велосезон. Тут машина — не предмет статуса. В некоторых районах дорогую машину могут разрисовать. Вот Гамбург более напыщенный, там любят Porsche, если у тебя Porsche — ты молодец.

Берлинцы относятся к своему внешнему виду спокойно, даже неаккуратно. Девушки и парни ходят непричёсанные, в ношеных кедиках. К этому привыкаешь — Берлин же расслабленный, распущенный. Зато и показушности нет. Очень отличается от культуры Восточной Европы, где важно показать свой уровень дохода. Выходцы оттуда и здесь выделяются: стараются выглядеть лучше. А вот фаундеры SoundCloud, люди небедные, ездят на великах, носят одни и те же майки. И никто не думает, что они какие-то странные.

Тут главное, что у человека внутри.

Немцы и правда трудолюбивые и пунктуальные

Немцы и правда очень трудолюбивые. Они работают много, но в рамках рабочего времени. Овертаймы тут не приветствуют, и все всё успевают. Но и такого, чтобы в 18.00 обрывали рабочие разговоры на полуслове, не видел. Никто не курит, по телефону не болтает. В Минске я часто видел долгие чаепития, тут — редко.

Немецкие инженеры очень хорошие. Их джуниоры отличаются от наших: задают много вопросов и проявляют много инициативы. Непонятно, то ли у нас этому не учат, то ли психологически люди после университета приходят совсем зелёные. Здесь джуниор, даже если технически слаб, быстро учится.

Некоторые мои стереотипы насчёт немцев подтвердились: они пунктуальны. Как-то мы опоздали на встречу на 5 минут. Немец спокойно так говорит: «Вы пришли на 5 минут позже». Было странно, что он не укоряет нас, не ругается: просто отстранённо фиксирует этот факт. После этого я больше не считаю, что опоздание на 5 минут — это всё ещё вовремя.

«Как сокращали — непонятно»: кто попал в 40% уволенных из SoundCloud

Представьте: идёт второй день отпуска, вы с женой отдыхаете в Португалии, и тут звонит лично СТО и сообщает, что вашей позиции больше не существует. Слегка неприятно.

Все 10 лет SoundCloud не фокусировалась на прибыли и всё проедала. Они нанимали довольно безрассудно. Тогда среди стартапов было модно растить базу пользователей, и инвесторов это устраивало. В последние пару лет, видно, припёрло. Сделали рекламу, платные подписки — и оказалось, что пользователи не хотят платить и не хотят, чтобы платформа для независимых музыкантов превращалась в Spotify.

Ни с кем не говорили заранее: если кто-то хочет уйти сам, то, может, не пришлось бы кого-то увольнять насильно?  

Как сокращали — непонятно. Скорей всего, смотрели, у кого нет маленьких детей и финансовых проблем. Кто-то из уволенных проработал несколько дней, кто-то 6-8 лет. Очень многие создавали новые фичи, а не поддерживали существующие, включая data scientists. Если честно, не представляю, как SoundCloud  будет выкручиваться, если их никто не купит. Денег они только что получили очень много — больше, чем компания стоит. Но вернёт ли это безоблачную атмосферу? Посмотрим, что новый СЕО придумает.

Я даже немножко рад. Лучше быть уволенным, чем оставаться в такой обстановке: часть инженеров, создавшие культуру компании, ушли (многие теперь увольняются сами), а оставшиеся подавлены. Разговоры о том, что мы семья, оказались пустыми, как это часто случается с такими разговорами.   

Удар попытались смягчить

SoundCloud постарались смягчить удар: уволенные формально остаются в штате ещё три месяца. Лично я — до конца сентября. Это важно для людей с Blue Card: они смогут найти работу. Плюс в конце этого периода выдают бонус в размере месячной зарплаты, тоже приятно. Правда, какое-то время я буду официально числиться на двух работах, а немецкая налоговая это не любит.

Работая в ИТ, люди привыкают менять работу каждые два года. Даже если стартапу 8-10 лет, присоединяясь к нему, нужно понимать: это может закончиться, если люди не получат инвестиций. У SoundCloud  уже бывали плохие времена, тогда многие люди сами уволились. Проблема ли это для программиста? Не думаю. Я всё равно буду советовать работать в SoundCloud  тем, кто этого хочет. Там много умных и интересных людей, есть чему поучиться. Это плюс для резюме: в Берлине знают, что SoundCloud  нанимает сильных инженеров. 

С 1 сентября — в стартап на стыке киберсекьюрити и страхования

Полтора месяца отдохнул после SoundCloud  и 1 сентября выхожу работу в новый стартап с поддержкой венчурной компании Finleap, в роли Head of Engineering. Наш проект будет работать на стыке киберсекьюрити и страхования. Решили писать на Python и Scala, нанимаем людей. Хоть я пока ещё на отдыхе, но провожу собеседования. Компания начинает с нуля, но с хорошим финансированием.

Хотел найти меньшую по размеру компанию, чем SoundCloud: в большой компании, даже если ты техлид (которых всего 10 человек), то всё равно теряешься. А здесь я смогу влиять на продукт и культуру, репортить только СЕО, мне отдан весь инжиниринг (формировать и растить команду, помогать в приоритезации фич, архитектуре, создавать атмосферу — и самому писать код). То есть я инженер процентов на 30. Это стык инжиниринга, кодинга, управления и бизнеса.

Была идея уйти во фриланс и начать независимое консультирование по Scala. В независимой работе привлекает частая смена проектов, отсутствие привязки к одному боссу, работа на своё имя — и оплата повыше.

Как инженер ты рано или поздно упираешься в потолок, а как фрилансер, консультант — тут уж как себя продашь.

Хочется, чтобы в Беларуси настал рай не только для айтишников

Очень интересно наблюдать за Беларусью издали. По-моему, чем меньше отрасль трогаешь, тем лучше. Но, похоже, государство на этот раз и впрямь задумало хорошее дело. Страны, которые относятся к программистам серьёзно, в итоге выиграют. Надеюсь, Беларусь будет создавать свои продукты для мировых рынков: отдача от аутсорса микроскопическая. Не могу разделить критику про «а почему только айтишникам льготы»: давайте хоть одну отрасль нормально сделаем, а потом будем перенимать опыт, если сработает. Остальная экономика совсем расшаталась. Мой знакомый инженер собирается из строительства в ИТ: всё в упадке.

Вернусь ли я, если в Беларуси настанет сущий рай для айтишника? Хотелось бы, чтобы рай настал для всех. Всё за деньги не купишь — улыбающихся людей, например.

Фото: Андрей Давыдчик

По теме
Все материалы по теме
Осталось 60!

Го донатить

Читайте также
Становятся менее лояльными, угрожают информационной безопасности: почему ИТ-компании запрещают сотрудникам релокацию
Становятся менее лояльными, угрожают информационной безопасности: почему ИТ-компании запрещают сотрудникам релокацию
Становятся менее лояльными, угрожают информационной безопасности: почему ИТ-компании запрещают сотрудникам релокацию
2 комментария
Vice: «Лаборатория Касперского» предложила уволиться тем, кто хотел релоцироваться из России
Vice: «Лаборатория Касперского» предложила уволиться тем, кто хотел релоцироваться из России
Vice: «Лаборатория Касперского» предложила уволиться тем, кто хотел релоцироваться из России
В России на 30% упало число ИТ-вакансий по сравнению с февралём
В России на 30% упало число ИТ-вакансий по сравнению с февралём
В России на 30% упало число ИТ-вакансий по сравнению с февралём
SoundCloud увольняет 20% глобального штата
SoundCloud увольняет 20% глобального штата
SoundCloud увольняет 20% глобального штата

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментируйте без ограничений

Релоцировались? Теперь вы можете комментировать без верификации аккаунта.

Комментариев пока нет.