Айтишница нашла работу в Казахстане: «Это Беларусь в 2005-2010 годах»

Цифровизация госуслуг, уважение к старшим, зп технарей vs зп гуманитариев, власть «Саке, Маке, Баке» и другие впечатления о Казахстане.

14 комментариев

Цифровизация госуслуг, уважение к старшим, зп технарей vs зп гуманитариев, власть «Саке, Маке, Баке» и другие впечатления о Казахстане.

Дарья Атрощик весной прошлого года уволилась с должности Project Manager в Rozum Robotics и уехала в Казахстан. Работать на местную компанию. За девять месяцев Дарья успела освоиться в Астане, узнать особенности казахстанской ИТ-сферы, прочувствовать менталитет, обрасти новыми знакомствами, уволиться и устроиться в другую компанию. Тоже казахстанскую. dev.by расспросил Дарью о её впечатлениях.

Из личного архива Дарьи

Об уходе из «Розума» и оффере из Казахстана

В «Розуме» я отработала три года, последний мой проект — Rozum Café (робот-бариста). В конце 2021 года в компании произошли большие кадровые изменения: пришёл новый топ-менеджмент, ушёл Виктор Хаменок, и я решила, что мне тоже нужно переменить обстановку. 

Работа, по сути, нашлась по знакомству, через бывших коллег. В казахстанской компании по производству сетевых устройств искали начальника R&D отдела, и коллега коллеги из хардвера меня порекомендовал.

— Я подумала: страна без языкового барьера, виза не нужна, оформление по упрощённой схеме — почему нет?

К тому же это был конец февраля — начало марта, когда все побежали за PBH. Когда я прибежала в польский визовый центр, мне сказали, что очередь до середины апреля. Ждать апреля тогда было страшно. Обсудили с мужем и решили: стоит попробовать. Он в оптовых продажах и может спокойно работать удалённо.

Муж сначала смеялся: да не возьмут тебя в Казахстан. Но вот уже второй этап, третий, в конце концов мне сказали, что рассматривают меня и ещё одного местного парня. 

Хоть бы не взяли! Через два часа звонят: Дарья, приезжайте. 

Как встретил Казахстан

До этого времени я ничего не знала про Казахстан, кроме того что он в ЕАЭС. А тут пошёл ресёрч: «Орел и решка», Илья Варламов, другие блоги. Ожидания, если честно, были занижены: сработал стереотип про «-стан». Но когда начала гуглить, оказалось, всё в порядке.

Квартиру без проблем нашли ещё из Минска. За хорошую двушку с ремонтом платим 210 тыс. тенге ($450). Но договор мы заключали ещё до наплыва россиян.

На погранконтроле в аэропорту мужа пропустили без вопросов, а меня начали спрашивать: кто вы, зачем, почему у вас нет печати о выезде из РБ, как вы тут оказались?

— Ну, не телепортировалась же я, — говорю.

Наверное, это был просто человеческий фактор. 

Легализация прошла быстро и просто. По цифровизации госуслуг Казахстан сильно обогнал Беларусь. Я получила цифровую подпись, с помощью которой могу заказать любую госуслугу удалённо. В инстаграме у меня есть снимок, где я стою с билетиком на получение ИИН (индивидуального идентификационного номера), а на билетике написано «Правительство для граждан». Все знакомые белорусы отметились под этим постом: а что, так можно было?

Из личного архива Дарьи

Здесь не нужны трудовые книжки — база трудовых договоров оцифрована. Так как я зарегистрировала свой договор в egov, плачу налоги и соцстрах, то имею право на бесплатные медуслуги. Ты просто выбираешь поликлинику (государственную или частную) и прикрепляешься к ней, а страховые деньги идут вслед за пациентом. 

Кроме налогов, из моей зп отчисляют 10% пенсионных, эти деньги попадают на мой личный счёт и при отъезде из Казахстана я смогу их забрать.

Ещё один пример цифровой продвинутости Казахстана — приложение (+карта) Kaspi. На что это похоже? Возьмём InSync, внедрим туда ЕРИП, добавим каталог Onliner и получим Kaspi. Денежные переводы, покупки бытовой техники, билетов, оплата проезда — всё делается через через Kaspi.

И всё же в Казахстане я поняла, что Минск гораздо ближе к Европе, чем сами белорусы об этом думают. Когда я была в Минске, то этого не осознавала, думала, у нас совок. Но нет. 

Из личного архива Дарьи

Как работается

В компании меня встретили очень хорошо. Поначалу были сложности с запоминанием и произношением имён: имена на Е — Ерлан, Ерден — почему-то хотелось произнести через Э. А потом поняла, что читаем, как в белорусском, и всё стало нормально.

По-человечески коллектив оказался классным. Казахи — замечательные люди. Радушные, яркие, открытые — потрясающе.

Но когда дело доходит до рабочих моментов, они не переключаются. В Беларуси друг может сделать тебе маленькую поблажку на работе, но всё равно подразумевается, что ты должен навести порядок в делах. Если приводишь в компанию родственника или знакомого, то несёшь за него повышенную ответственность: вдруг он что-то не то сделает — ужас.

А тут — полный патронаж. 

Сами местные признают, что в Казахстане всё строится на взаимоотношениях. «Саке, Маке, Баке» (сокращение от имени, уважительное и в то же время неформальное обращение к мужчине, часто наделённому властью; по-другому такого человека могут называть агашкой — dev.by) — этот мем отражает реальность. На сладкие места пытаются посадить прежде всего родственников. А есть ли у них квалификация, никого не волнует. Сами ребята смеются: а, так это родственник того-то сидит. Даже если в правилах будет прописано, что родственникам нельзя работать в прямом подчинении друг у друга, всем на это наплевать. Своих братьев не трогают. 

Понятно, что это сильно отражается на бизнесе: ты не можешь провести ни одну трансформацию. Может оказаться, что один отдел прекрасно работает, а все остальные тянут его вниз и у менеджера нет возможности на это повлиять.

Про разработку

В Казахстане развита веб-разработка, а хардверной разработки, IoT и знания языков для бэкенда на рынке почти нет. Разраба на С++ найти почти невозможно, это единорог. Может, если бы я пришла в компанию по веб-разработке, у меня были бы другие впечатления. 

А так сложилось впечатление, что разработка здесь слабая. Кажется, казахстанцы только начинают: уже знают модные словечки и хотят, чтобы у них работало как везде в мире, но ещё не знают, как это сделать. ИТ-отрасль здесь — непаханое поле.

Когда я пришла, в моём отделе был один разработчик плюс удалённая аутсорс-команда. Я попыталась нанять ещё одного программиста — лично постила вакансию и отслеживала резюме — но это оказалось непросто.

Вот приходит казахстанец, он претендует на 3K, в резюме 8 лет опыта, красивый стек, но начинаешь с ним общаться и понимаешь, что всё это вранье. Это джун +.

Как у нас кандидаты обманывают рекрутеров? Накинут нерелевантного стажа в резюме, чтобы алгоритмы пропустили и ты попал на скрининг. Мало ли — может, заметят. А здесь просто идёт подмена.

Допустим, выкладываешь вакансию на Senior Embedded Developer или Senior QA, а откликается «генеральный директор завода». На должность программиста — ты это серьёзно, дядя? Или, например, в резюме пишут «девелопер, ИТ-специалист, и швец, и жнец», при этом последнее место работы — завскладом. 

ИТ-специалистом они обычно называют сисадмина. Техническим писателем — бизнес-аналитика. А бизнес-аналитик — это про дата-анализ. Как так? 

В итоге при найме поневоле смотришь в сторону Минска. Минский специалист за 2,5-3K — это совсем другой уровень. Но когда предлагаешь: давайте наймём, мне отвечают: нет, мы хотим растить свои кадры. Я всё понимаю, я только за. Но кто проект будет делать?

Конечно, в Казахстане есть современные компании (например, Kaspi, Mycar.kz, Krisha.kz, ChocoFamily), где всё нормально и с процессами, и с разработчиками. А в остальном у меня ощущение, что Казахстан — это Беларусь в 2005–2010 годах.

Но, между прочим, тут есть ИТ-университет. Он совсем молодой, ему 4 года. Один из моих сотрудников учится в этом вузе, и с его слов я могла составить о нём впечатление. Идея — класс. Это современное учебное заведение по западному стандарту: всё преподавание на английском, на территории — свободная зона, шкафчики (студенты ничего не носят с собой), коворкинги, клубная деятельность. Они взяли крутые подходы социального характера, но, насколько я слышу, не образование.

Как говорит мой студент, в 2020-м, пока была пандемия, все учились онлайн и всё казалось класс. А на следующий год полезли проблемы: мало кабинетов, преподавателей не хватает, некоторые дисциплины вообще не идут. Или идут, но не на английском, так как не все преподаватели знают его хорошо. А ещё там будто бы ввели социальный рейтинг — насколько активно ты участвуешь в жизни университета — он влияет на оценки.

В общем, эта учёба не очень про знания, считает мой сотрудник. Сам он, кстати, потрясающий, но он самоучка. А университет ему нужен для корочки.

В то же время здесь есть крутые университеты (один из них Назарбаев Университет), в которых преподают крутые международные преподаватели, но из их выпускников мало кто остаётся в Казахстане.

Впрочем, в нехватке крутых ИТ-специалистов и заключаются плюсы для потенциальных релокантов. Для крепких айтишников Казахстан — хорошая площадка для развития и самореализации.

Уверена, многие наши разработчики уровня джун+ будут здесь мидлами. То, что для нас база, здесь — неимоверные знания.

 В Казахстане много свободных ниш в бизнесе, и человек с головой и трезвым подходом обнаружит массу возможностей.

Unsplash.com

Про зп и «плюшки»

Правда, в плане офисного комфорта релоканту здесь будет тяжеловато. Если в Беларуси зоны отдыха и печеньки — это обыденность (по крайней мере, так было раньше), то тут — хай-левел. В моей компании из бенефитов была только развозка, обед и йога (для приближённых). Когда сделали комнату отдыха и поставили кофе-машину, у сотрудников был праздник. Словом, люди не балованы — ни процессами, ни подходами, ни бенефитами. 

Зарплаты в ИТ — отдельный вопрос. В 2020-м в Казахстане был строгий локдаун, который показал, что страна не готова к удалёнке ни в плане цифровизации, ни в плане рабочих процессов. Нужно было срочно наращивать обороты, и вот тогда случился бум роста зп в ИТ. 

До этого мой сотрудник, embedded-разработчик с 10-летним опытом, просто шикарный специалист, получал 450 тыс. тенге (чуть больше 1K). Сейчас 600-800 тыс. тенге (1,3 — 1,7K) считается нормальной зарплатой. При том, что надо ходить в офис.

Ещё с зп тут некоторый перекос. Например, небольшая компания, которая занимается видеонаблюдением, ищет схемотехника на 350-380 тыс. тенге ($750-800). В то же время эйчару, которая эту вакансию выкладывает с ошибкой (неправильное название микроконтроллера), платят на руки от 450 тыс. тенге. Получается, гуманитарию они готовы платить больше, чем техническому специалисту.

Тонкий момент: у нас обычно не смотрят на образование, а тут диплом важен. Если у сотрудника есть сертификат, значит он хороший. Если специалисту 23-24 года, значит, он «салага». И столько просит? Но ему же ещё и 30-и нет!

А ещё здесь сохранилось уважение к старшим. Это хорошо заметно по тому, как во дворе с тобой здороваются дети. Но иногда уважение чрезмерное. Представьте, у парней на работе год-два разницы. И вот младший во всём соглашается: он же старший, как я могу с ним спорить? У нас ты можешь уважать человека, но это не повод не сказать ему, что он не прав.

Про дни российского «нашествия»

Когда осенью в Казахстан побежали россияне, было страшно.

Утро 21 сентября, все прочитали новость и ждут: ооо, сейчас начнётся. И действительно, через пару дней началось. Возле ЦОНов (центров обслуживания населения) выстроились длиннейшие очереди. Казахстанцы приходили туда с баурсаками, кормили и поили, поддерживали. Чувства были очень противоречивые. С одной стороны, жалость к людям, которые вынуждены всё бросить и бежать. С другой, у казахстанцев своя непростая история отношений с Россией: часто там их принимали за людей второго сорта. Интересно было наблюдать, как эти чувства перемешиваются.

Видели мемы, как русские казахстанцы клеили себе на лоб паспорт — мол, я казахстанец? Такое чувство даже я поймала: хоть бы меня не перепутали! Помню эти моменты, когда на тебя внимательно смотрят на кассе: достанет ли карту Kaspi или будет платить наличкой, как  произносит «тенге». 

Цены тогда на всё выросли, я боялась, что хозяйка квартиры поднимет плату, но обошлось. 

Та мобилизационная волна спала, но многие россияне остались и стали искать работу. Им нужно официальное трудоустройство, чтобы через три месяца их не депортировали. В нашу компанию приходили 3-4 человека. Одного Embedded-разработчика я наняла.

Ещё рассказывают, будто в некоторых компаниях начали увольнять местных и нанимать россиян. В любых отраслях. Якобы увольняют казахстанца, работающего за 200 тыс. тенге, и нанимают россиянина за 500 тыс. тенге.

Да, это противоречит тезису про то, что стараются нанимать своих. Я не знаю, как это объяснить. С одной стороны, берут родственников. С другой стороны, между местным парнем и мной выбрали меня. С третьей стороны, меня же тоже взяли по знакомству. Рекрутер потом сказала, что критериев отбора не было, просто такую отмашку дал человек, который меня пригласил.

Возможно, когда нанимают экспатов, надеются, что случится какая-то магия. Например, сейчас в нашей компании внедряют ERP-систему. И когда предлагаешь внедрить новый бизнес-процесс, коллеги отвечают: зачем, у нас же Odoo будет. Так Odoo же не волшебная палочка, систему всё равно надо заполнять, но для них это как магический инструмент. 

Экспатов нанимают словно бы с мыслью: вот сейчас позовем варяга, и всё наладится.

И таких противоречий в Казахстане много. С одной стороны, многое делается для граждан. Например, ипотека под 7% на 20 лет, субсидирование для женщин-предпринимателей, потрясающая программа «Болашак» (ты едешь учиться в европейский или американский вуз, и государство полностью покрывает твои расходы). А с другой стороны, народ очень бедный и происходят такие штуки, как страшная авария в Экибастузе (в конце ноября 150-тысячный город на неделю остался без тепла в 30-градусный мороз. — dev.by). Причём еще летом какой-то активист снял видео: ребята, если мы сейчас не починим, то зимой замерзнем. И вот сейчас люди греют трубы. 

И весь Казахстан из этого строится. Сначала думаешь, как так? А потом из разных эпизодов складывается картина: просто Саке, Баке, Маке сидят и думают: износ? Ну и что, на год моей работы хватит, и ладно.

Что удалось сделать

Я пришла в компанию с рабочими платформами, процессами, митингами, ботом в слаке, который каждый день спрашивает, как ты себя чувствуешь и что сделал за день.  

Удалось наладить процессы разработки внутри отдела, построить коммуникацию. Правда это не тот результат, которого я хотела. Jira и Slack теперь есть, но только в моём отделе, все остальные ими не пользуются и не хотят. 

Когда я пришла, не было вообще никакой автоматизации. Не было даже гугл-таблички, к которой бы имели доступ все стейкхолдеры. Непонятно, как передавались проекты. Человеку, который придёт после меня, достанется хорошая, систематизированная работа. Я оставлю ему гайд, что и в каких ситуациях делать. 

Пыталась ещё внедрить гибкие методологии, но шло очень туго.

Из личного архива Дарьи

Где ещё работа в Казахстане

Так я отработала 9 месяцев и решила уволиться. Но из Казахстана не уезжаем.

На самом деле, ИТ-вакансий здесь достаточно. Например, мне звонили с нефтянки в Атырау, предлагали должность Proxy Product Owner. Мы классно пообщались, но потом выяснилось, что эта вакансия только для граждан Казахстана. 

Кстати, такова местная особенность — многие вакансии в линкедине имеют пометку «паспорт РК». Кроме этого, была подходящая вакансия продакт-менеджера на образовательной платформе «Бiлiм», а ещё тут куча диджитал-агентств.

Я в итоге нашла работу в алматинском геймдев-стартапе. Сначала думали переехать в Алматы, но когда увидела, что квартира, за которую в Астане плачу 200 тыс. тенге, там стоит 650 тыс., мой внутренний белорус вознегодовал и вышел на домашний протест. Решили, что поживу пару недель в Алматы, познакомлюсь с ребятами и вернусь в Астану на удалёнку до конца испытательного срока.

В общем, пока полёт нормальный. Переезд — это всегда свежий опыт, и Казахстан стал отправной точкой для нового этапа моего развития.

Unsplash.com
Казахстан отменил «визаран» для иностранцев
Казахстан отменил «визаран» для иностранцев
По теме
Казахстан отменил «визаран» для иностранцев
Как айтишникам-релокантам живётся в Казахстане. И что они там едят
Как айтишникам-релокантам живётся в Казахстане. И что они там едят
По теме
Как айтишникам-релокантам живётся в Казахстане. И что они там едят
Есть ли ИТ-жизнь в Узбекистане? Мнения беларусских релокантов полгода спустя
Есть ли ИТ-жизнь в Узбекистане? Мнения беларусских релокантов полгода спустя
По теме
Есть ли ИТ-жизнь в Узбекистане? Мнения беларусских релокантов полгода спустя
ИТ в Казахстане как продукт нефтяной промышленности. Репортаж из Астаны которая теперь Нур-Султан
ИТ в Казахстане как продукт нефтяной промышленности. Репортаж из Астаны, которая теперь Нур-Султан
По теме
ИТ в Казахстане как продукт нефтяной промышленности. Репортаж из Астаны, которая теперь Нур-Султан
Подписывайтесь на «Что к чему» —
анамнез и главные симптомы беларуского ИТ.
Цифры, графика, ничего лишнего. Выходит раз в 2 недели.
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
Читайте также
Как беларуские выпускники поступают в Польшу и Россию — и повлияла ли война. 4 истории
Как беларуские выпускники поступают в Польшу и Россию — и повлияла ли война. 4 истории
Как беларуские выпускники поступают в Польшу и Россию — и повлияла ли война. 4 истории
dev.by искал молодых людей, которые поступили этим летом в вузы за границу, — отозвались 4 человека. Двое выбрали Польшу, ещё двое  Россию (для одного это временный вариант, он планирует перепоступить в следующем году).  Спросили у ребят, как они выбирали вузы, куда поступали одноклассники и как на выбор повлияло вторжение России в Украину (и вчерашние новости о мобилизации). 
6 комментариев
EnCata будет штамповать заводы, которые штампуют дома
EnCata будет штамповать заводы, которые штампуют дома
EnCata будет штамповать заводы, которые штампуют дома
«Строительная отрасль полностью дисфункциональна», — говорит СЕО EnCata Олег Кондрашов. И предлагает «реанимировать стройку»: повторить успех Генри Форда и запустить конвейер, который будет штамповать модульные дома. А ещё — запустить мобильные заводы с этими конвейерами. Первый тестовый дом с железными стенами и окнами в пол уже построен — в нём 2 года как живёт СЕО. А сейчас в Великом камне достраивают тестовый завод. Есть ли будущее у проекта и какое, рассказывает dev.by Олег Кондрашов.
8 комментариев
Пара айтишников переехала в Австралию. Впечатления, цены, жильё
Пара айтишников переехала в Австралию. Впечатления, цены, жильё
Пара айтишников переехала в Австралию. Впечатления, цены, жильё
15 комментариев
Компания звонит по телефону — зовёт в ИТ без навыков и английского. У айтишников вопросы
Компания звонит по телефону — зовёт в ИТ без навыков и английского. У айтишников вопросы
Компания звонит по телефону — зовёт в ИТ без навыков и английского. У айтишников вопросы
Айтишники (и не только) жалуются, что им звонят по телефону из школы IT Overone и предлагают курсы для вхождения в ИТ без первоначальных навыков и английского. 
3 комментария

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментируйте без ограничений

Релоцировались? Теперь вы можете комментировать без верификации аккаунта.

12

Мне было интересно почитать. Кой какие выводя для себя сделал. Спасибо.

alekseyrr
alekseyrr Дегустатор смузи в ООО "Смузи-много-не-бывает"
7

Спасибо, посмеялся :) Девочка-процесс :)

7

Казахстан - это страна с таким количеством полезных ископаемых (практически вся таблица Менделеева), что его граждане должны жить не хуже, чем в Дубае.

7

Не только в Казахстане, но почему-то на всём постсоветском пространстве одни и те же хронические проблемы

S H
S H Сумую па сыркам в у Польшчы
2

Жывуць нават лепей чым у Дубаі. Але не ўсе.

antikommunist
antikommunist Добрый человек в Грузия
1

Не время шиковать. Вон у самого с#не-па#ого монитор с Алиэкспресс ;)

3

Астана и напоминает СНГшные дубаи.
После РБ В Казахстане дышится гораздо свободнее. Для айтишника там жить - более чем комфортно. И даже йогурты есть с сырками.

0

Чей плов вкуснее - узбекский или казахский?

0

Вкусно или нет - зависит от того, кто кушает.

5

Вкусно. И точка.

-4

в казахстане трудиться не зазорно. казахстан входит в союз Белоруссии и единое экономическое пространство. труд идет на пользу, на развитие союза и пространства, а не на польских чиновников

dmitrylem
dmitrylem HR в EPAM
3

Отличная статья. Спасибо!

0

Если работодатель русский и при этом ватник, то соответственно они стараются набирать из своего племени. Я работала а компании, где 98% русских. Великорусский шовинизм и ненависть к казахам и Казахстану - вот что объединяло коллектив. Если ненавидите Казахстан, так какого х живёте здесь? Многие из них получили гражданство РФ и остаются здесь жить и работать. Я в шоке от их логики. Умом русских не понять.

1

Отличная статья. Респект.